Не чуя страны | ДУМСО

Поиск по сайту

Расписание намазов

Фаджр3.04
Шурук5.11
» Зухр13.04
Аср18.22
Магриб20.50
Иша22.30
(г. Саратов)
на месяц

Июль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Архивы

Не чуя страны

Стратегический хаос и судьба России на завершающем этапе глобализации

Деньга ХалидовДеньга Халидов
Перезагрузка в отношениях с Россией, предложенная администрацией Барака Обамы, содержит в себе очевидный пиарный расчет, опирающийся на мощное либерально-прозападное лобби в окружении президента Дмитрия Медведева. Расчет предполагающий повторное «наступление на грабли» российской элиты и реанимацию «старо»-новых и во многом ложных «повесток дня» с двойным дном для стратегического будущего России. «Мягкая (обволакивающая) сила», на чем строится концепция глобального лидерства США, и мощный пиарный шум тем успешнее позволяют достигать своих целей, чем больше в коридорах власти инерция некритического анализа стратегических вызовов и угроз.

Ошибки интерпретации

Часть вызовов, как правило, более низкого порядка, в российской элите и экспертном сообществе интерпретируется более-менее адекватно. Но более значимые стратегические угрозы и их последствия для России во многом просчитываются весьма смутно. Степень неадекватности прямо коррелирует с лоббистскими возможностями доморощенных «глобализаторов» в коридорах власти. Почти весь понятийный аппарат и система ценностей, наиболее обсуждаемые «повестки дня» в масс-медиа и задачи правительства и прочее – буквально все несет на себе отпечаток вторичности «экспортной» продукции и не вытекает из закономерностей жизни страны, подлинного смысла развития России.

Лилипуты (термин Анатолия Эпштейна – см. «ПЖ» №12, 2008), воображающие себя великанами, не допускают даже и мысли о своей несостоятельности и неадекватности вызовам, перед которыми стоит Россия. Их подход к модернизации России по сути и по форме ничем не отличается от методов «реформаторов», близких к двору императора России (в середине XIX в.). Такая же беспочвенность и оторванность от реальной жизни России, такая же самоуверенность и некритический европоцентризм. Как следствие – медленное погружение в чужой стратегический сценарий, постепенное превращение страны в периферию западного проекта. И автор попытается доказать, что такой результат некритического (к противоречиям) восприятия угроз и антинаучного подхода к управлению страной – вовсе не фантазии алармистов, а вполне прогнозируемое следствие. Если только не будет достигнут необходимый уровень рефлексии, интеллектуальной мобилизации и консолидации той части правящей элиты, которая нутром чувствует угрозу для себя, а потом уже – и для страны. В чем проявляется эта неадекватность (элиты, или ее влиятельной части) реальным угрозам хорошо исследовано у таких авторов (в том числе и в «ПЖ»), как А. Эпштейн, В. Карпец, М. Хазин, А. Девятов, Л. Ивашов и др. Автор же попытается здесь осветить другие грани этих вызовов и некоторые методологические ошибки интерпретации угроз.

Предварительные замечания

События последних месяцев и часть обсуждаемых «повесток дня» в мире объединяет одно свойство: они укладываются в неочевидный (пока) сценарий дестабилизации Евразийского континента в его различных, геополитически важных, узловых «точках» и регионах. Безусловно, саммиты G-20 и/или G-7, а также – встречи в верхах, где обсуждаются выход из мирового кризиса, все это создает морально и политически окрашенный фон «заботы (глобализаторов) о судьбах мира». О другом, параллельно раскручиваемом сценарии, глобальной хаотизации можно судить только по косвенным признакам. К таким признакам мы относим: а) реанимацию угрозы «международного терроризма» и периодическое муссирование глобальными хозяевами дискурса темы угрозы, исходящей с Афганистана и Пакистана; б) периодическое вбрасывание темы «Иранского досье» и «кровожадности Тегерана»; в) совместные с НАТО учения в Грузии; г) периодические «уколы» и провокации против Черноморского флота в Крыму; г) активизации сетевой структуры тихой, «неправильной» войны в геополитически уязвимых регионах России (на Северном Кавказе); д) опасные игры вокруг Сев. Кореи.

Разговоры о «мягкой силе» и глобальном лидерстве США, о совместной ответственности за судьбы мира и прочее – это не более чем прикрытие разрушительного стратегического сценария, последствия осуществления которого трудно себе представить. «Капитализм не придумал лучшего способа контроля за спросом и рынком, кроме войны…» – писал еще Джон М. Кейнс. Опираясь на марксистский метод анализа, за 20–25 лет до Первой мировой войны, Фридрих Энгельс гениально спрогнозировал мировую бойню, указав основных игроков и движущие пружины войны. Подозреваю, в штабах глобалистов все рассчитано, вплоть до неспособности к критическому осмысления окружающих реалий громадным большинством человечества (от силы – 15–20% обществ в развитом мире может адекватно оценить ситуацию, что уж говорить о втором и третьем мире) и веры во всемогущество телевизионного «ящика». А «ящик» уж постарается внушить «правильные» суждения, можно не сомневаться.

Уверенность в реализации сценария хаотизации Евразийской «плиты» зиждется на следующих основаниях:

  1. очевидное нежелание мировой (финансовой) «элиты» менять «правила игры»;
  2. несамостоятельность элит стран Запада в принятии судьбоносных, стратегически ответственных решений;
  3. системный кризис западной формы капитализма. Наложение всех этих факторов и господствующие тенденции ведут мир к новому средневековью, к глобальной модели социально-расового устройства человечества; к похоронам классической демократии и концепции сосуществования цивилизаций. Постановка задачи по предотвращению подобного катастрофического сценария имеет место лишь в плоскости пиарных ходов (типа саммита G-20), а не реальных прорывных шагов. В таком же контексте или с целью увода научных поисков в ложном направлении (как пишет известный американский политэконом и мыслитель Линдон Ларуш) следует рассматривать инициативы с Моденской конференцией (в Италии) и семинаром в Паране (Бразилия), на которых в конце 2008 г. ученые и политики пытались сформулировать принципы нового Бреттон-Вудского соглашения.

Заблуждения Москвы

В действиях власти России проглядывает некая внесистемная (логически противоречивая) установка, которая «разводит» события на Кавказе и в Пакистане, на Ближнем Востоке и в Сомали по разные «углы» единого в своей фундаментальной основе сценария. Такая «разводка» вполне укладывается в интерпретацию ситуации как следствия действия независимых сил. Лишь в событиях в Южной Осетии мы недвусмысленно указали на «руку Вашингтона», поднявшись на уровень региональной геополитики. Но и этот уровень анализа недостаточен, ибо не позволяет эксплицировать более высокий (геополитический) уровень принятия стратегических решений. Что касается остальных значимых событий 2008 г. и глобального кризиса, то уровень осмысления возможных сценариев и последствий для России представляется недостаточным в контексте выработки адекватных мер противодействия. Такое самоограничение дискурса (в отечественном экспертном сообществе) НЕ безобидно и может обернуться стратегическим проигрышем – сдачей тех немногих геополитических и геоэкономических позиций, которые сегодня имеются, с крайне негативными последствиями для нынешней политэкономической элиты как класса в целом и в персональном плане, в частности. Этот вывод не распространяется лишь на узкую часть политэкономической элиты страны, в ценностном отношении идентифицирующей себя с западным (глобалистским) проектом. И именно с ними чаще всего связано явление стратегического саботажа всех тех интеграционных проектов, призванных восстановить полноценную международную субъектность России как центра Евразийского союза; запустить мощные инфраструктурные и инновационные программы, «стягивающие» постсоветское пространство и объединяющие страны ШОС-6.

Наши размышления и выводы следует рассматривать как попытку разрушить убежденность ряда госмужей, принимающих стратегически важные решения в фатальности глобалистского сценария развития мира и в самой возможности выжить, «сохраняя лицо» и накопленные состояния в новых, проигрышных для страны, условиях; в невозможность выработки и реализации Россией альтернативной стратегии и сценариев развития; в возможность сохранения России как одного из ключевых «полюсов» на евразийском континенте при сохраняющейся двойственности в политике и некритической интерпретации ложных «повесток дня» (типа «международный терроризм», «либеральная демократия», «права человека» и т. д.).

Адекватный метод анализа

Центральным пунктом наиболее адекватной методологии анализа является связь глобального кризиса: а) с природой западной модели капитализма и его фарисейской сущностью, когда финансовый капитал «душит в своих объятиях» производственный капитал; б) с провоцированием конфликтов и войн малой и средней интенсивности на Евразийском континенте; в) с новым всплеском терроризма в мире и реанимацией темы «международного терроризма». Другой центральный момент нашего анализа – это вывод о тесной связи фарисейской духовно-идеологической сущности атлантистских сил, целенаправленно и успешно реализующих мондиалистский проект – проект создания мирового правительства и демонтажа национальных государств – с самими обсуждаемыми «повестками дня» в глобальных и отечественных масс-медиа; с характером их функционирования, когда большая ложь и страх, психологический шок и абсолютная духовно-нравственная (и социальная) дезориентация обществ и человека составляют существо метода массовой пропаганды.

В ближайшей перспективе вполне проглядывается тесная связь очередного сдувания финансового «пузыря» на биржах Лондона и Нью-Йорка с обострением конфликтов в том или ином регионе и громкими терактами, после которых запускается сценарий по переформатированию геополитической карты на Евразийском континенте. Так было в 1997–1998 гг., когда спровоцированный «агентурой» мировой финансовой олигархии (в лице Джоржа Сороса) кризис в странах ЮВА и Дальнего Востока позволил сменить режим в Индонезии, укрепить позиции англосаксонской креатуры в ряде стран и сокрушить режим Милошевича в Европе. Так было и в 2000–2001 гг., когда администрация Буша-младшего была втянута неоконсерваторами в бесконечную войну с полумифической угрозой в лице «Аль-Каиды» (после терактов 11.09.2001) – войны, увенчавшейся очередным геополитическим переделом и ослаблением позиций главных игроков на Евразийском континенте – Китая, России и Индии; военно-политическим внедрением США в страны Среднего Востока и резким ростом конфликтности и уровня хаотизации этого региона. Когда мы говорим о связи между кризисом, с одной стороны, и конфликтами или громким терактом с другой, имеется в виду такая взаимосвязь, в которой роль скрытого фактора выполняют англо-американские (мондиалистские) силы, ее интересы и геополитические установки. Мы не верим в случайный характер связи между такими явлениями, как, к примеру, теракт 11.09.01 г. и последовавшим за тем значительным сдуванием финансового «пузыря» на Нью-Йоркской бирже. При большом желании можно проследить связь между деятельностью англо-американских масс-медиа и установками мировой финансовой олигархии, идеологической (фундаменталистского типа) зараженностью американского военно-стратегического «сословия» и вторичной (тактической) природой политических установок традиционных партий США и Великобритании. Но это не входит в нашу задачу. Мы являемся свидетелями очередной (после Первой и Второй мировых войн) и решающей стадии в глобальном сценарии по созданию эффективных всемирных структур управления человечеством и ресурсами планеты, что предполагает окончательный «сброс» национальных государств в исторический утиль или их перевод в режим квазигосударств с ограниченными функциями.

Уровни анализа и стратегический прогноз

Сценарий хаотизации огромного региона от Суэца и до Китая, от Балтики и до Черного моря может быть рассмотрен в разных ракурсах, что позволит нам выделить несколько скрытых пластов. На первом уровне очевиден тактический уровень решаемых задач. Здесь речь идет собственно о тестировании объекта «удара» и провокации с тем, чтобы определить и спрогнозировать, насколько далеко готов «зайти» объект провокации в стремлении защитить свои интересы и ценности. В зависимости от «ответа» объекта сценарий может быть скорректирован, согласно ожидаемой реакции и достижения нужного качества реакции. Так в течение нескольких месяцев было и с раскруткой темы оккупированного Тибета, и с «Иранским досье», и с антипакистанской информкампанией после терактов в Мумбае и, наконец, с операцией Израиля в секторе Газа.

Объективно страны в регионах конфликтов включены в глобальную шахматную «игру» с большими ставками и с возможными стратегическими проигрышами для своих народов и стран. Ибо, все выглядит как согласованный сценарий. Индию, к примеру, поставили перед фактом кровавого, с массовыми жертвами, теракта, когда нет особых проблем с идентификацией врага (позднее обнаружилась связь террористов с британской МИ-6). А Тбилиси поощрили на дерзкий шаг, воспользовавшись стратегической недальновидностью и нетерпением грузинского президента. Только Израиль может позволить себе быть одновременно и субъектом, и объектом глобальной и региональной политики, когда обоюдная зависимость (влиятельного лобби в США и израильской элиты) обуславливает тесную кооперацию и координацию в политической стратегии.

На втором уровне анализа раскрывается неочевидный пласт всех громких событий мировой истории последнего года. Применительно к России – это реанимация образа «империи зла» и очередной виток антирусской компании в западных СМИ, новое издание которого можно прогнозировать к осени 2009 – зиме 2010 гг. На индийско-пакистанском и афганском «участках» – удар по инфраструктурным проектам (газопроводы и транспортные коммуникации), которые должны были связать Иран, Афганистан, Пакистан и Китай; в целом удар по ШОС-6 и Китаю; подготовка «почвы» для раздела Пакистана как государства, неспособного совладеть со своими исламистскими движениями и пуштунскими племенами, и внедрение НАТО близко к границам Китая. Дальнейшее развитие этого сценария, при его успешной реализации, неминуемо должно завершиться дестабилизацией китайской Синьцзян-Уйгурской (мусульманской) провинции и Тибета, обеспечив, таким образом, долговременную мучительную головную боль для Пекина. (Статья была написана еще в марте 2009 г. и недавние события в Сынцзянь- уйгурской автономии Китая как нельзя лучше подтверждают наши прогнозы.-прим.авт.)

В контексте темы «сомалийские пираты» проглядывается стремление к созданию в перспективе проблем для Китая, вынужденного увеличить страховку своих торговых грузов. Еще один фактор – прогнозирование достаточно больших запасов нефти и газа на сомалийском шельфе Индийского океана. Что касается темы «палестино–израильского» конфликта, то здесь можно предположить, с высокой долей вероятности, постановку задачи такой хаотизации региона (с мощными терактами, сопоставимыми по своим последствиям, а то и превосходящим 11.09.2001), когда можно будет запустить новый виток антиисламской (и антииранской) истерии и сценарий фрагментации исламского мира с созданием новых квазигосударств.

Раздел Ирака (на три протектората) – это дело недалекого будущего после вывода оккупационных сил из страны. В перспективе вполне возможен также раздел Королевства Саудовской Аравии или ее трансформация в слабый протекторат США (и Великобритании). Когда мы говорим о возможности серьезных терактов, то имеются в виду в том числе и теракты с применением миниядерных зарядов. Абсолютно не факт, что будущие террористы – исламисты, но пропагандистская «машина» Запада представит дело именно так, как нужно глобальным хозяевам дискурса и мировой олигархии. Иран в случае скрытой или явной попытки помочь палестинцам будет пригвозжен к «позорному столбу» как несостоявшееся якобы государство, не сумевшее предотвратить утечку ядерных зарядов в руки террористов. Аналогично и с Пакистаном, если произойдет (разумеется, не без помощи англо-американских спецслужб) «утечка» миниядерных зарядов в руки манипулируемых террористических групп. Последующее развитие событий не должно оставить шансов для Ирана, а Пакистан может быть подвергнут решительному «секвестру» с разделом на три государственных образования: Белуджистан, Вазиристан и собственно Пакистан. Ориентировочные сроки реализации данного прогноза – ближайшие 3–10 лет.

Третий уровень анализа позволяет раскрыть неочевидные связи между интересами и чаяниями мондиалистских сил в лице глобальной финансовой олигархии и лондонской суперэлиты, с одной стороны, и стратегией хаотизации Евразийского континента, с другой. Такая хаотизация будет преподноситься как неизбежное следствие священной борьбы сил добра с мировым злом. Сегодня – это так называемые международный терроризм и страны «оси зла». Завтра – это Россия, затем – Китай и окончательные похороны евразийских интеграционных проектов вроде ЕвАзЭС, ОДКБ и ШОС-6, в рамках которых можно было представить и позитивный сценарий возрождения России.

При удачном для Запада развитии сценария вполне очевидны контуры установления глобальной диктатуры либерально-монетарного типа: империи «Золотого тельца», образ которой будет основательно приукрашен мировыми хозяевами масс- медиа. Так называемая постиндустриальная эра развития человечества будет ничем иным, как технотронным концлагерем с господством глобальных монополий и почти средневековыми порядками. Но до этого, с высокой долей вероятности, произойдет еще много трагических событий, которые «освободят» планету от многих десятков миллионов человеческих жизней. И именно в этом контексте, на наш взгляд, и нужно рассматривать происходящие в мире события.

Сговор и стратегический саботаж?

Неопределенность, стратегическая размытость и неочевидная установка на пассивное следование в фарватере западного сценария – вот что очевидно на данном этапе развития России. С другой стороны, очевидны признаки стратегического саботажа (на уровне некоторых федеральных ведомств и среднего звена управления) таких интеграционных проектов, как ШОС-6, ЕвАзЭС, ОДКБ. Мы вправе говорить о системе косвенных признаков сговора по ключевым моментам стратегического сценария. Они вполне укладываются в схему сдачи проекта «Россия — центр Евразийского союза».

Очевидно, что при этом частью нашей элиты заключен негласный пакт о «союзнических» или как минимум «нейтральных» отношениях в том, что касается западных сценариев в Евразии. Государственная информационная и оборонная политика, характер обсуждаемых проблем и главных «повесток дня», финансово- кредитная политика и т. д. не оставляют сомнений: Россию медленно, но верно, хотя и не без труда, вписывают в англо-американский сценарий в качестве пассивного «игрока», «исторически, культурно и экономически связанного якобы с Западом, а не с «темным» Востоком» (таково скрытое оправдание такого курса, надо полагать). Таким образом, Россию могут втянуть в авантюру в Афганистане и Пакистане. У такой политики не может быть подлинных смыслов и ценностей, что и показывает убогость политической философии и идеологии правящей в России элиты. Такая политика подменяет достойные страны задачи пиарной шумихой вокруг походов кораблей в Южную Америку и др. фактов, призванных внушить населению восстановление державной мощи страны.

Мы имеем дело, таким образом, с постмодернистскими упражнениями в виртуальной сфере, которые (на уровне массового сознания) срабатывают тем успешнее, чем настойчивее в сфере масс-медиа господствует культ шоу-бизнеса и гедонизма. Здесь четко проглядывается согласованность всех звеньев такой политики: тотальная «развлекаловка» и разрушительная пропаганда на ТВ, периодически сдабриваемая репортажами в духе «милитари», и прожиточный минимум от правительства «снабжают» народ необходимой порцией «хлеба и зрелищ», поддерживают градус патриотизма на должном уровне, с одной стороны, а, с другой же, – формирует новое поколение биороботов, пленников ложных смыслов и идей, разрушая культурную ткань общества, институт семьи и нравственный фундамент народов России. Бюрократический аппарат зорко следит за разными «экстремистами» и внесистемной оппозицией; финансовый капитал «успешно» душит реальное производство, опираясь на законы, которые сам же и продавил, а сырьевые корпорации высасывают из страны достояние будущих поколений; и все это обильно сдабривается антиамериканской, причем, абсолютно безобидной, риторикой.

Не только массовое сознание, но и продвинутые слои общества некритичны в восприятии такого противоречивого смыслового «коктейля». Громадное большинство населения дезориентировано, деморализовано и не верит ни в политику, ни в демократические принципы, ни в то, что выборами можно что-то изменить. В целом по совокупности множества признаков политэкономическая и социокультурная модель развития России вполне совпадает с квазиколониальной теорией и практикой. Такая модель «успешно» осваивалась англо-американской олигархией и ее «агентурой влияния» в странах Южной Америки и Африки. Можно предположить, что применительно к России скрытым условием стратегического сговора со своей «агентурой влияния» являются некие негласные гарантии незыблемости территориальной целостности России на какую-то обозримую перспективу. Во всяком случае на уровне словесных обещаний такая вероятность очень высока. Такой модели развития страны вполне соответствует антиюжный, а в перспективе, и антикитайские «векторы». В целом саботаж интеграционных проектов типа ЕвАзЭС, ОДКБ, ШОС-6. В конечном счете все это – следствие цивилизационной неопределенности и метаний между атлантистским и евроазиатским векторами геополитического развития страны, результат непонимания природы, движущих сил и конечных задач (и последствий) мондиализации.

Меж двух миров. Чем же грозит России такая геополитическая неопределенность?

Сценарий первый. Существует достаточно много свидетельств (секретных и служебных документов) того, что в конечном счете Запад в своей стратегии однозначно ориентирован на дезинтеграцию и развал России; окончательную ликвидацию всякой возможности возрождения «Хартленда» – сердцевины Евразии в качестве глобального субъекта. Пока сохраняется единая Россия – в потенции такая возможность еще теплится. Пусть никого не смущают «сладкие речи» Барака Обамы – в его «команде» много засланцев из лагеря агрессивных глобализаторов. В кругах неоконсерваторов и протестантских фундаменталистов США, финансовой олигархии англосаксонского мира и военного «сословия» США, вне зависимости от политических пристрастий, одним из главных пунктов стратегического консенсуса является следующий пункт: «Карфаген (т.е., Россия) должен быть разрушен»; Россия как «символ вселенского Зла, олицетворяемого библейскими персонажами – Гогом и Магогом», должна быть стерта с лица Земли вне зависимости от политического режима и степени лояльности элиты. Впрочем, сценарий ликвидации национальных государств и установление глобального господства «хозяев мира» (в лице финансовой олигархии и связанных с нею королевских дворов Европы, прежде всего в Англии) в разной степени приоритетности (и актуальности) распространятся на все страны мира. Все в полном соответствии с концепцией 20 (или 10) :80, когда относительно благополучное будущее гарантировано только для «золотого миллиарда» (или полумиллиарда, ибо в перспективе могут пренебречь и интересами Европы). В этом деле Россия – лишь очень серьезная геополитическая помеха.

Сценарий второй. Единственное послабление или отступление от этого сценария – это полная и беззаговорочная победа «либерастов» (термин М. Хазина. – Прим. авт.) в России и ликвидация всякой возможности возрождения (даже в потенции) подлинно государственнической, стратегически и евразийски мыслящей элиты в стране; превращение самой России в объект полуколониальной эксплуатации и «инструмент» борьбы с антимондиалистскими силами на просторах Евразии. В России за последние 15–20 лет произошла масштабная инфильтрация «агентуры влияния» и прямых ставленников мондиалистских сил во многие структуры: и не только, финансово-экономической и информационной власти.

Риски и угрозы для элиты

Ошибка первая. Стратегическая ошибка элиты, ориентированной на возрождение России, заключается в надежде сохранить нажитые богатства и положение в обществе на долгую перспективу; в вере в возможность «сторговаться», договориться с глобальными хозяевами и их «агентурой» в России. Каждый шаг отступления или недеяния (пассивности) России на геополитическом и геоэкономическом театре действий на Евразийском континенте укрепляет позиции глобалистских сил и, наоборот, ослабляет позиции России в будущих решительных схватках. Это касается не только кавказского или украинского «фронтов», но и Пакистана, и Афганистана, Ближнего Востока и Балкан. Наша пассивность, к примеру, на Среднем Востоке (Афганистан, Пакистан и Иран) – условие будущего развала ШОС-6, блокирование инфраструктурных проектов, соединяющих эти страны с Индией и Китаем, в перспективе приведет к возможности возникновения здесь множества очагов войн и конфликтов, начало которых мы уже наблюдаем. Аналогично и по Ближнему Востоку. Даже Европа (особенно «старая»), более близкая по ценностям и идеалам к мондиалистским силам, и та демонстрирует готовность к сопротивлению англо-американскому сценарию агрессивной глобализации.

Ошибка вторая. Вторая серьезная ошибка национально-ориентированной элиты – некритическое отношение к фундаментальному противоречию между атлантистским (глобалистским) и евразийским геополитическими подходами и убежденность в возможности их бесконфликтного сосуществования в России. Эта ошибка скорее интеллектуальной природы, которая мешает: адекватной оценке роли социальных противоречий (между сверхбогатыми и подавляющей частью бедных) в судьбе России; пониманию иерархии угроз и выстраиванию адекватной (угрозам) приоритетности методов борьбы. Кроме того, такая ошибка не позволяет осознать всю глубину и опасность информационно-психологической войны, объектом которой являются народы и подлинная миссия России. Как следствие, утрачивается способность к различению своего от чужого, главного от второстепенного, стратегического от тактического, правды от лжи. В результате та часть отечественной элиты, которая готова противостоять угрозам и действовать делает это бессистемно, вне связи с общим контекстом геополитической борьбы. В итоге, множатся число не связанных друг с другом проектов типа ТВ-компания «Звезда» или программа «Имя России», «Диалог цивилизаций» и «Русский мир» и т. п. Не замечая, что все эти проекты не отвечают фундаментальным запросам подавляющего большинства народа и подлинной элиты страны и не позволяют перехватить инициативу.

Угроза для самой элиты. В результате такого некритического подхода, общий тренд развития страны вполне укладывается в сценарий глобалистских сил, ведущих к ослаблению России. Все это грозит тем, что в самом ближайшем будущем в западных масс-медиа может начаться мощная раскрутка темы «тотальной криминализации власти в России» и т. д. в случае признаков активизации национально-ориентированной элиты страны. Как следствие, может быть запущен сценарий маргинализации национально-ориентированной элиты страны. Собственно, элементы того сценария мы уже наблюдали в отношении ряда фигур политэкономической элиты страны в недавнем прошлом.

Другой возможный исход – при конформистской позиции и пособничестве предоставление возможности «наслаждаться» благами цивилизации и вести мещанский (с элементами гедонизма) образ жизни на фоне нищающей и разрушающейся страны. Периодические демонстрации православных праздничных ритуалов – весьма слабая духовная подпорка в таких условиях. Еще один итог такого типа политического конформизма – это ускоренная ликвидация (через захват и поглощение) национального капитала в лице среднего бизнеса. Вероятно, скоро останется очень мало производственных предприятий, которые смогли избежать участи «добычи» транснациональных корпораций. Русский (национальный) средний бизнес прошел уже один этап (в 2000–2008 гг.) «самоликвидации» как класса за счет рейдерских атак олигархата. Средний (производящий) бизнес в регионах России не консолидирован и связан с коррумпированными местными элитами. Круг замкнулся: Россия, таким образом, может быть переведена в режим почти полного внешнего управления, а страна превращена в территорию свободной «охоты» глобальных сил за любыми трофеями. Территориальная целостность страны при этом вовсе не является гарантией ее социокультурной, духовной и геополитической самостоятельности.

Иерархия угроз

Ошибки, характерные для «здоровой» части национальной элиты проецируются в том числе и на множество групп, движений и структур экспертов и патриотов страны. Мы можем здесь выделить три аспекта этих ошибок: гносеологический (познавательно–интеллектуальный), социально-практический, политический.

Во-первых, в патриотическом дискурсе смешиваются качественно различные уровни анализа и ответы на вызовы. К примеру, геополитический и духовный уровень осмысления проблем вполне может сочетаться с постановкой этнически окрашенной, локальной проблемы типа «засилья этнокриминальной группировки в N-м городе или «субъекте Федерации». Как следствие, не совсем адекватно выстраиваются иерархия угроз и приоритетность решаемых проблем; не удается выстроить эффективные союзы и коалиции, отчуждая потенциальных союзников.

Во вторых, часть экспертно-патриотического сообщества увлеченно включается в «распилку» грантов, реализуя различные, действительно полезные в перспективе, но малополезные на данном этапе политического развития страны, проекты и программы. (На слуху проекты «Русская идея», или инфраструктурные и развивающие большие регионы, проекты, к примеру, движение «Партия развития России» и т.д.). Люди, включенные в эти программы, так понимают свой долг, но, с другой стороны, это отвлекает громадный интеллектуальной ресурс страны от насущных задач текущего момента, не позволяя сформировать эффективную сеть и систему защиты страны.

В третьих, не осознан, в практическом плане, глобальный и всепроникающий характер угроз, которые несут в себе мондиалистские силы и их «агентура влияния» внутри страны. Поиск ответов на вызовы ведется в рамках парадигмы «конфликта или сосуществования цивилизаций (Запада, Русско-Православной, Китайской и др.)», который еще может быть полезен (в эвристическом плане) некоторое время. Но есть два серьезных замечания к данному теоретическому подходу. Первое – это социальный аспект и серьезное обострение социально-классовых противоречий в условиях глобализации, которому в рамках подобной парадигмы отводится периферийная роль. Оценка ситуации с этих (социальных) позиций создает возможность для широких (интернациональных) союзов антимондиалистской направленности, что уже наблюдается в Европе и в Южной Америке. Есть признаки усиления социалистических ориентаций в США. Второе – это то, что на фоне установления глобального господства англо-американской олигархии и транснационального капитала такой метод анализа неадекватно реконструирует ситуацию и не позволяет найти правильные ответы на актуальные вопросы политической стратегии и тактики (подробнее об этом в монографии Константина Соколова «Духовные основания геополитической борьбы». – Прим. авт.). Ускоренная мондиализация (или агрессивная глобализация) объективно провоцирует глобальный характер сопротивления – и не только национальных элит в разных странах, но и широких масс социальных низов. И эта борьба все больше приобретает духовно окрашенный социально-классовый характер. Это борьба и за свободу, и за справедливость.

В совокупности все вышеперечисленные ошибки не позволяют выстраивать эффективные союзы и коалиции с качественно разнородными силами и потенциальными сторонниками не только вне России, но и внутри страны; сужает область поиска потенциальных заказчиков евразийской, подлинно национально-ориентированной стратегии и тактики борьбы, пределами исключительно русского бизнеса и русской политической элиты.

Статья с незначительными сокращениями, сопредседателя ООД «РКНК», вице-президента Академии геополитических проблем, Д. Ш. ХАЛИДОВА в журнале «Политический журнал» №3-4, 13 июля 2009.