Религия — это путь, по которому должен идти человек | ДУМСО

Поиск по сайту

Расписание молитв

Фаджр2.41
Шурук4.38
» Зухр13.15
Аср18.41
Магриб21.22
Иша23.02
(г. Саратов)
на месяц

Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Ссылки

Архивы

Религия — это путь, по которому должен идти человек

Газета «Новые времена» продолжает новую рубрику в формате встреч редакции с интересными людьми губернии — политиками, представителями власти, деятелями науки и культуры. Сценарий бесед не запланирован, но разговор ведется о главных событиях в жизни страны и Саратовской области.

Сегодняшним гостем нашей рубрики стал человек, на счету которого не один десяток розданных интервью на самые острые общественные и политические темы – имам духовного управления мусульман Поволжья, сопредседатель Совета муфтиев России Мукаддас-хазрат Бибарсов. Беседа наша состоялась в мечети на улице Татарской, именно сюда Мукаддас – хазрат приехал из командировки, где состоялось заседание исламской секции рабочей группы по конфессиональной политике при полномочном представителе Президента РФ в Приволжском федеральном округе.

- В Ульяновск я был приглашён с докладом о запрете религиозных мусульманских книг. Волна запретов сегодня несколько поутихла и это связано, в том числе, с активной позицией общественности. Сами судебные процессы вызывали множество вопросов. Они проходили с нарушением юридических норм, и это не голословные обвинения, а документально подтвержденные. Таким образом, часть исламских изданий попали под официальный запрет. Список книг достаточно большой, там действительно есть литература с сомнительными призывами, которая, с точки зрения безопасности государства, должна быть запрещена. Но в этот список попали издания, широко популярные среди мусульман, одобренные мусульманскими лидерами России, чисто богословские труды. Например, такое известное произведение, как «Личность мусульманина». Эта книга есть в каждом доме, у многих чиновников, в том числе и высокого ранга. Была также попытка запрета брошюры, изданной нашим управлением, но благодаря своевременному вмешательству наших юристов, запрет был отменен. Вызывает недоумение запрет философских трудов известного мыслителя Саида Нурси, несмотря на экспертные заключения авторитетных ученых, Совета муфтиев России, обращения уполномоченного по правам человека в России Лукина и Организации исламская конференция. Обо всем этом был откровенный разговор и Григорий Алексеевич пообещал вмешательство государства, упомянув о встрече с Президентом, который также обеспокоен этой ситуацией.

- Вы говорите, что волна процессов приостановлена, но почему они проходили практически без шума?

- Мы специально не поднимали ажиотаж вокруг этого, и так у людей масса проблем. Когда начался запрет книг, я говорил, что это абсурд и для решения данного вопроса необходимо вмешательство власти. Мусульманские труды запрещаются по признаку превосходства одной религии над другой, но тогда попадают под запрет вероучительные книги всех конфессий, ибо каждая из них, равно как и атеизм, утверждает о своей исключительности и своем превосходстве.

- Вы более 20 лет занимаетесь общественной деятельностью. Оглянувшись назад, можете ли вы сказать, когда было сложнее, тогда, когда вы только начинали в национальном движении или сейчас, когда уже многое сделано?

- Наверное, все-таки сейчас. В 80-90 е годы были определенные сложности, но сегодня существуют проблемы другого плана. Тогда власть, во многом ориентируясь на запад, воспринимала нас чуть ли не мигрантами. А ведь это в корне неверно и свое выступление в Ульяновске я начал с того, что родился в Пензенской области, вырос в Уфе и 22-ой год живу в Саратове. Я считаю своей родиной и Пензенскую область и Уфу, и без Саратова себя не мыслю. На этих землях мои предки жили тысячи лет, то есть мы не пришлые – это однозначно. Вот это понимание сейчас приходит. В каждом периоде истории России были свои особенности. Ситуация сегодня иная, чем допустим в начале 20 века, когда ислам официально считался терпимой религией в Российской империи, но положение мусульман было лучше и возможностей гораздо больше, чем сегодня. Мусульмане жили в культурно-религиозных автономиях, Саратов в конфессиональном отношении был мононационален, например, среди мусульман 99% были татары. В Саратове по имеющейся у нас информации было три мечети, была школа, были свои представители в городской думе. Это было характерно и для других религиозных общин, проживавших компактно в нашем городе. А сейчас другая ситуация, регион стал многонациональным, идут огромные миграционные процессы.

В 80-90-е годы мы были единственной организацией в Поволжье, издававшей свою газету «Мусульманский вестник» и распространявшей в достаточно больших количествах исламскую литературу. За тот период мы распространили порядка миллиона экземпляров книг. Более десяти лет на ГТРК Саратов ежемесячно выходила передача «Аллаху Акбар». Мы ездили по стране, начиная от Калмыкии и заканчивая Татарстаном, и не реже, чем раз в месяц, бывали во многих регионах, где выступали перед большими аудиториями. Потом, начиная с конца 90-х годов, произошло некое переосмысление достигнутого. Прежние методы работы себя изжили, времена митинговых бурных страстей прошли, людей стали больше заботить проблемы быта. Кроме того, применяемые сегодня в обществе политтехнологии требуют от руководителей религиозных объединений других подходов, иной системы построения взаимоотношений. Стиль, выработанный в прошлые века, не всегда подходит к сегодняшним реалиям.

- И как складываются ваши отношения с представителями религиозных конфессий на данный момент? И существуют ли принципиальные моменты столкновения интересов с коллегами из других регионов?

- Отношения у нас со всеми добрые. Относительно своих коллег, какие могут быть столкновения интересов, если мы делаем одно дело. В России на сегодня существует три исламских центра – Центральное духовное управление мусульман России, Координационный центр мусульман Северного Кавказа и Совет муфтиев России, сопредседателем которого я являюсь. Случаются между нами иногда моменты непонимания, бывает разные подходы к ситуации, которая сегодня сложилась и разные методы решения проблем. Ведь некоторые воспринимают религию, лишь как обряд, а это, на самом деле — образ мысли и уж потом образ жизни человека. Поэтому сейчас нам необходимо всем вместе собираться за круглыми столами, обсуждать возникающие проблемы и сообща искать пути дальнейшего развития.

- Сейчас понятие ислама очень сильно размыто, иногда оно действительно расценивается не без примеси радикализма. Что же такое ислам сегодня?

- Современные СМИ несомненно вносят серьёзный вклад в демонизацию ислама. Но я не люблю оправдываться и доказывать, что белое – это белое. Скажу, что с исчезновением СССР и установлением однополярного мира, ислам стал всерьёз помехой на пути «западных» стандартов – культа денег и безудержного потребления. Возьмём несколько аспектов: ислам категорически отрицает ссудный процент, на чем основана современная банковская система. Всевышний в Коране запрещает употребление опьяняющих средств и статистика говорит, что мусульмане в массе своей ведут здоровый образ жизни. Абсолютно запрещены внебрачные связи, но мужчина при определенных условиях может брать до четырех жен. Это серьезные барьеры для ростовщичества, проституции, торговли наркотиками и алкоголем и кому-то, возможно, это не нравится и поэтому подменяются понятия.

Конечно, само слово «мусульманин», как и «христианин» или представитель любой другой религии, ассоциируется с определенным обликом. Если говорить об исламе, то здесь нет института духовенства, нет института церкви. Если вы меня спросите, что такое традиционный ислам, скажу честно, что не смогу ответить на этот вопрос. Если говорить о традиционном исламе, применительно 19 века, здесь у поволжских мусульман были определенные особенности в культуре, еде, быту и так далее. Если именно это брать за основу, то сегодня данное уже не применимо к нам, потому что уже нет той — ментальности, той единой культуры, даже среди одного этноса.

Ислам сегодня – это и молодежь, пассионарная и возможно в чем-то максималистская, но очень нетерпимая к несправедливости. Это ученые и сельчане, врачи и бизнесмены, рабочие и директорский корпус, наши, ваши соседи – вообщем, неразрывная часть нашего мозаичного общества.

- В Саратове всего две мечети, их количество по области в целом так же невелико, планируется ли строительство новых?

- Никогда не являлся и не являюсь сторонником строительства мечетей ради строительства. Скажу честно, кроме этой, я не инициировал возведение ни одной мечети. И считаю, что мы сделали правильный шаг, когда с самого начала начали заниматься просветительской деятельностью. Даже в советское время по области функционировало только три мечети, а реально молитвы совершались более чем в двадцати населенных пунктах. Все дело в том, что, как уже сказал, в исламе нет института церкви как такового. Мечетью может служить абсолютно любое помещение, если люди считают, что им нужна мечеть, они ее строят.

- Сегодня в мечети мы увидели огромное количество молодежи, как вы привлекаете молодое поколение?

- Особой целенаправленной работы по привлечению, как таковой нет. Вообще нужно говорить о том, что для многих молодых людей, вступающих во взрослую жизнь, сделать свой духовный выбор при нынешнем положении дел в обществе, очень сложно. А мы продолжаем сокрушаться по поводу падения нравов, безверия, бездуховности и бездушия нашей молодежи. И пока мы сокрушаемся, не принимая никаких мер, молодежь уходит от нас. В мечеть они приходят в первую очередь благодарить Всевышнего, просить у Него помощи и поддержки, а также общаться на различные темы, решать свои проблемы. В основном приходят с друзьями, большой процент среди прихожан занимают студенты. Наши дети сейчас не хотят жить, как живем мы, они против лицемерия, они ищут ответы…Люди, действительно находящиеся в духовном поиске, в исламе ищут ответы на вопросы, которые перед ними ставит жизнь.

Если же говорить о способах привлечения, сейчас мы активно используем современные ресурсы. Да, у нас есть небольшая группа, которая ходит по домам с проповедями. То есть они приглашаются, когда человек умирает или дают имя новорожденному, так же на обряд бракосочетания. В зависимости от дома, в нем может собираться до ста и более человек. Кстати, у меня, когда приехал в Саратов, это была первая аудитория. Это одна из форм, которая и сейчас применяется и она очень эффективна. Например, сейчас около мечети мы строим кафе. И делается это не для извлечения прибыли, а чтобы ребята смогли там общаться, обсуждать свои проблемы. Мы часто проводим круглые столы, где обсуждаются актуальные вопросы, активно используем Интернет. Часто приглашают на различные мероприятия, в учебные заведения, где выступаю, посещаем детские интернаты и школы. Работают женские организации, девушки у нас особенно активны. Более 200 человек обучаются на вечерних курсах, по субботам и воскресениям в этом центре проходит показ фильмов, проводятся лекции, встречи со студентами. То есть, используем любые возможности, которые есть сегодня, главным образом, посредством общения.

- К слову, как вы подбираете темы для своих проповедей, их подсказывает сама жизнь?

- Много беру с Интернета, потому что бывает, что ответить всем нет возможности. Либо актуальность тем отражает насущные проблемы, такие, например, как запрет книг или события в стране и мире.

- За тот временной промежуток, что вы в Саратове, сделано немало. Вы сами удовлетворены итогами своей деятельности, и что на ваш взгляд необходимо делать сейчас?

- Не скажу, что удовлетворен итогами своей деятельности. Как такового успеха нет – есть определенные результаты. Может быть, на общем фоне развития ислама в России эти результаты могут показаться значимыми и даже высокими. Сейчас у нас работает конференц-зал, где можно смотреть кино. Действует библиотека, кстати, когда мы ее открывали, не думал, что она настолько привлечет людей. Когда туда захожу, ни разу не видел, чтобы зал пустовал. Из нереализованного пока – частная школа, частный детский садик и культурный центр.

- Но при мечети же работает школа?

- Да, сейчас в ней обучаются 90 детей по субботам и воскресениям. Но, безусловно, этого мало. Был и такой случай, когда родители даже устраивали пикет, требуя устроить ребенка, реально мест не было, но нашли класс, освободив учительскую. Конечно, сейчас желающих отдать ребенка учиться, гораздо больше, чем мест в школе. Возвращаясь к вашему вопросу о том, что сделано и о планах: например, мы говорим женщинам, чтобы они носили хиджаб. Как они будут носить, если живут в обществе, которое не понимает и осуждает их. Мы должны создать для людей условия и микроклимат. И это пока только в планах. Конечно, понимаю, что частная школа или садик никогда проблему в целом не решат, но уже сегодня нужно воспитывать людей, которые в будущем станут столпами общества. Вот скажите, у вас много знакомых, с которыми когда вам тяжело можно поделиться, излить душу, попросить совета. Зная, что человек никому это не расскажет, что он не будет завидовать и не предаст. Таких людей, к сожалению, сегодня трудно найти. А без этого у нас нормального общества не будет. Значит, мы должны воспитывать. Поэтому, когда говорю о частной школе, имею в виду и о привитии духовных норм.

- Мукаддас – хазрат, коли мы заговорили о воспитании, вы ведь и сами отец, существуют ли на ваш взгляд какие-то инструменты, принципы, помогающие правильно воспитать ребенка?

- Это очень сложный вопрос. Мое личное убеждение, что, если серьезно заниматься детьми, должно быть системное воспитание.

- И все-таки как удержать ребенка от так сказать выбора неправильного пути?

- Вы знаете, то, что буду говорить — не все поймут. На самом деле главный фундамент воспитания – это постоянная благодарность, прежде всего родителей, Главному Воспитателю, во власти которого находиться абсолютно всё. У пророка Мухаммада, мир ему, есть изречение: «Дуа (мольба, обращение к Аллаху) — вершина поклонения». К примеру, пятикратный намаз. Он в принципе несложный, но совершать его постоянно иногда непросто. Ведь утром, бывает и не выспался, тяжело вставать до восхода солнца, вечером, тоже уставший после тяжелого дня, и тем не менее делаешь, потому что это духовная подпитка. Но не это является вершиной. Или паломничество: из собственного опыта знаю, что для его совершения требуются большие физические усилия. Пост в месяц Рамадан, особенно в летний период, когда в жару по 19 часов мусульманин не пьет и не потребляет пищу. Но не это является вершиной поклонения, а именно Дуа (мольба). Именно она делает чудеса. Когда дождь прекращается. Допустим, в моей практике такое было, когда Всевышний остановил дождь. 10 лет назад, мне надо было уехать. А здесь умирает мать близкого мне человека, и бросать его нельзя, и ехать надо. Наутро пошел дождь, я совершил ритуальное омовение, прочитал намаз, суры из Корана и насколько мог искренне обратился к Всевышнему Аллаху и попросил, чтобы дождь закончился. Когда завершил молитву, вышло солнце. Если сегодня это объяснить массово неверующим людям, они не поймут. По моим глубочайшим убеждениям основное воспитание должно быть в семье. И стержнем семьи является отец. Только он собственным примером может дать полноценное воспитание ребенку. Мать даст любовь детям, но она не сможет объединить семью. Её надо любить, отца надо слушаться. Она никогда не может быть объективной по отношению к своим детям. Значит нужно поднять роль отца, ведь он фундамент семьи. Должен быть и авторитет мужа для жены. Я часто об этом говорю в мечети, во-первых, если мужчина будет женоподобный, если он будет говорить много ненужного, сплетничать, ни одна женщина, в том числе и его жена, уважать его не будет. Аллах дал женщине то, что нет у мужчины. В этом и есть гармония, мудрость Создателя.

- Сейчас во времена, когда женщины пропагандируют свою независимость, насколько актуальна роль мужчины, как главы дома?

- Женская абсолютная независимость – это все из области фантастики. Любая женщина без исключения, даже сильная и независимая хочет, чтобы рядом с ней был настоящий мужчина. Мужчина, в свою очередь, должен это понимать и осознавать, следить за своей речью, за своими поступками, за своим окружением.

- У вас две супруги — старшая жена и младшая?

- Нет, — улыбнулся Мукаддас-хазрат, — есть первая и вторая жена. Семеро детей, самой старшей 25, а младшему 4 годика, уже есть внук, который старше моего младшего сына. Дети часто собираются вместе. В выходные, как правило, бываю вместе со всеми детьми. Убеждён, именно отец может и должен сплотить семью.

- А сами кем-то представляли себя в детстве?

- Долгое время мечтал стать международным политическим обозревателем, собирал вырезки из газет и журналов, знал всех действующих руководителей стран, биографии видных государственных деятелей. Эти альбомы с вырезками до сих пор хранятся у мамы в Уфе. С раннего детства и сколько себя помню, любил книги про индейцев. В библиотеке прочитал в этом жанре все произведения не только художественные, но и документальные. И до сих пор наклонность к подобного рода жанру осталась. C детства много читаю, и в период увлечения детективами Ю.Семенова, А. Конан Дойла, Д. Чейза хотел стать следователем.

- Вы приехали из Ульяновска, с дороги сразу же в мечеть, завтра уезжаете в Пензу. Как вы составляете свой рабочий график, чтобы все успевать?

- Как такового расписанного заранее графика нет. Очень часто у меня бывают встречи утром в 8-9 часов. Решение вопросов связанные с житейскими проблемами людей, 90% рабочего времени уходит именно на них. Потом мы обсуждаем здесь наши планы, я выступаю перед студентами, решаем с имами вопросы.

- Во сколько же вы ложитесь спать?

- Летом домой я возвращаюсь не раньше 12 ночи. Сажусь за Интернет, и до утра порой общаюсь, отвечая на вопросы людей по сети в «Одноклассниках», «Моем мире» и «Вконтакте». Пишут много абсолютно разных людей с различными религиозными убеждениями. Зимой, как правило, прихожу домой часов в 8-9, немного побуду с детьми, и где-то в 11 сажусь в Интернет до часу-двух ночи, перед сном читаю книги.

- Мукаддас – хазрат, вы сказали, что много времени у вас уходит на решение людских насущных вопросов. А с какими проблемами вообще к вам обращаются, и как дается вам принятие решения?

- Действительно, практически до 90% моего времени уходило на решение чисто бытовых людских проблем. Кому – то долг не вернули, кого-то обидели, у кого-то дом сгорел, кто-то заболел, лекарств нет и так далее.

- Чтобы решать такое количество вопросов, наверное, должен работать целый аппарат?

- Безусловно, без помощников далеко не уйдешь, в решении многих вопросах участвуют наши активисты.

- А финансирование вашей организации существует?

- Мы живем исключительно на пожертвование тех людей, которые понимают и оценивают нашу деятельность. А что касается финансирования мечети, если бы я был миллионером, в мечеть бы давал чуточку больше, чем остальные. В противном случае мечеть перестала бы быть мечетью, ведь это наш общий дом. Мы религиозная организация, если бы нас кто-то финансировал, а подобные предложения были, то с этого времени религиозная структура превратится в открытое или закрытое акционерное общество. Поэтому, когда говорят, что мы богатая организация, то соглашаюсь. Но наше богатство в другом – в духовности и коллективизме. Я жестко придерживаюсь этого принципа. То же самое по поводу автомобиля. Мне говорят, давай возьмем микроавтобус для мечети, ну вот нужно. Если завтра взять микроавтобус, потом появятся служебные машины, потихонечку мы будем отдаляться от людей.

- А как же при таком напряженном графике вы решаете чисто транспортный вопрос?

- На сегодняшний день проблем с автотранспортом нет, ни одной машины мы не нанимаем, когда нужно люди дежурят посуточно. А обычно по области и в регионы ездим на двух-трех машинах и все за счет помощников. Например, мы ездим на большие расстояния, бывает за неделю проезжаем несколько тысяч километров. Летом на машине объехали почти все Поволжье и пол Северного Кавказа. А на плохом транспортном средстве уже не поедешь, просто элементарно небезопасно и устанешь.

- Вы находитесь в прекрасной физической форме, насколько часто удается заниматься спортом?

- Это больной вопрос. Когда я только приехал в Саратов, я бегал кросс по Набережной, почти каждый день ходил в спортзал, а потом час-полтора бил грушу, но, к сожалению, сейчас не занимаюсь. Сказать, что времени нет – это не правда, мы сами распоряжаемся своим временем, просто, видимо, лень. Но я настраиваюсь снова заняться спортом.

- К вопросу о времени, вы сказали, что распланированного рабочего графика, как такового нет, график выступлений составляете?

- В основном я веду только пятничные проповеди, остальными занимаются имамы. И потом у нас служба недолгая. Допустим, сама молитва максимум 15 минут.

- А сами как часто обращаетесь к священному Корану?

- Каждый день совершаю обязательно пять намазов и стараюсь не пропускать дополнительные молитвы. Бывает, особенно ночью приходит прозрение появляется или какая-то важная мысль, что-то прочитаешь или религиозное песнопение слушаешь, возникают светлые воспоминания, возвращающие к детству. Бывает такое, что плачешь, когда осознаешь что-то для себя, и благодаришь Создателя. И это тоже поклонение. Для чтения и заучивания сур Корана – требуется время, особо трепетное отношение. Самое лучшее время – месяц Рамадан, когда освобождаешься от повседневных забот и суеты и наслаждаешься чтением Корана.

- Тогда что же такое религия?

- Религия – это путь, дорога по которой должен идти человек. Этот путь предначертан Всевышним и указан Его пророками и посланниками: Авраамом (Ибрагимом), Моисеем( Мусой), Соломоном(Сулейманом), Иосифом(Юсуфом), Иисусом(Исой) и Мухаммадом (мир им). Он ведет к счастью в этом мире и блаженству в вечности и тот, кто хочет следовать по нему, тот обращается к Священному Писанию и заповедям оставленных пророками. В исламе безгрешные только пророки и дети. Причем у нас дети не делятся на мусульман и немусульман, нет такого понятия. Каждый ребенок, согласно нормам ислама считается безгрешным, от какого бы родителя он не произошел. Поэтому когда я слышу выражение – мусульманский ребенок, меня коробит.

Ведь что такое вера. К примеру человек не пьет. А как себя ограничивать? Что должно удержать человека — грех? Ну что такое грех, человек может сказать, ну ладно, я сейчас согрешу, потом не буду. Должна быть вера, должно быть убеждение, что ты уверовал в Создателя и этот Создатель твой Господь. Он в тебе совершенно не нуждается, потому что ты человек и ты в Его мироздании не пылинка, ты миллиардная доля атома, может быть даже еще меньше, а Он Хозяин всего сущего. И если Он тебе говорит что-то, значит, Он тебе желает блага, и ты должен Ему подчиняться. Господь говорит, что если ты не подчинишься, тебе будет плохо. Если ты, подчинишься, то тебе будет хорошо. Вот человек и не пьет, воздерживается.

Когда осознаешь Его величие, что Он Абсолют и это понимание настраивает человека на правильный лад.

- Мукаддас –хазрат, как вы сами понимаете свою миссию?

- Как и любой верующий желаю блаженство райских садов, а для этого заслужить довольствие Всевышнего Творца. Страшна не смерть, страшно, с чем я предстану пред Ним. А если взять миссию нашей организации, то это просветительская, а также отчасти правозащитная и благотворительная.

- Что бы вы хотели через нашу газету пожелать людям?

- Уделить больше внимания себе во всех отношениях. Посмотреть на себя, подумать и осмыслить, как мы живем, чем живут дети наши, что с ними будет, и что мы можем сделать. На самом деле мы можем многое, чтобы у нас было достойное будущее, но для этого надо приложить усилия. Вот, мы с вами говорили на тему спорта, многие сейчас ходят в спортзалы, это хорошо. Мы же находим время и деньги, чтобы поддерживать свою физическую форму, а что бы себя, реально себя, не всегда получается. Все, что происходит в этой жизни, происходит только с соизволения Господа. Ни один лист с дерева без Его дозволения не упадет, а уж такие процессы, которые совершаются в жизни тем более. Все закономерно, просто у нас привычка всегда искать легкий путь. Всю негативную энергию направлять на кого-то, на какой-то объект. Аллах в Коране говорит:«Всевышний не изменит положение людей, пока они сами не будут стремиться к изменению своего положения». Понимать это – может быть многие понимают, но вот именно осознать сложно.

Елена Борисова