Национальные краски российского Ислама | ДУМСО

Поиск по сайту

Расписание намазов

Фаджр5.53
Шурук7.33
Зухр12.47
Аср16.07
» Магриб17.54
Иша19.34
(г. Саратов)
на месяц

Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Архивы

Национальные краски российского Ислама

Считаете ли Вы себя активным участником жизни российской уммы? Если да, то попробуйте ответить на следующие вопросы. Стоит ли создавать в нашей стране этномечети? Как уберечь верующих от радикализации? В чем состоит основа даавата и как избежать ошибок, делая призыв? Кто сможет вернуть российской умме запрещенную книгу «Личность мусульманина»?

Эти и многие другие вопросы обсуждались в субботу, 4 декабря, в Саратове в ходе межрегиональной конференции “Ислам в современном российском обществе. Перспективы межконфессионального и межкультурного диалога”, организованной Духовным управлением мусульман Поволжья при содействии Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования.

Для участия в работе мероприятия приехали гости со всех уголков страны и даже из-за рубежа: глава комитета по тренингу Международного центра “Аль-Васатыйа” в Кувейте доктор Салим аль-Баянуни, муфтий Мордовии Рашид-хазрат Халиков, руководитель пензенской общественно-просветительской организации “Радуга” Рашид-хаджи Куряев, председатель президиума Московской коллегии адвокатов “Солидарность” Расул Кубанов, директор республиканского межконфессионального клуба “Согласие” КБР Хаджимурат Хакуашев, проректор по научной работе Российского исламского университета (РИУ) Рустам-хазрат Батров, председатель мордовского “Исламского молодежного центра” Марат Салимов и др.

Первая половина дня была посвящена докладам по тем или иным проблемам, обусловленным тематикой мероприятия, которые заслушали участники конференции. Однако наиболее продуктивная и насыщенная часть встречи пришлась на вечер – в конференц-зале саратовского Исламского комплекса верующие собрались за «круглым столом».

Работа его началась с того, что каждый из присутствовавших гостей рассказал о задачах представляемой им организации, озвучил пути их решения и поделился мнением относительно участия верующих в жизни общества.

Отбросив самокритику

Так, Рустам-хазрат Батров сообщил, что руководство РИУ в ближайшем будущем намерено увеличить число студентов до 1000 человек, а также продолжить внедрять новые специальности. Недавно в учебном заведении появилась специальность лингвистика, а в ближайшем будущем планируется также обучать студентов исламской экономике и журналистике. «То есть одна из наших целей – это подготовка, формирование мусульманской интеллигенции», — рассказал он, отметив, что с религиозными кадрами проблема более-менее решена.

Хаджимурат Хакуашев в свою очередь рассказал о проекте «Куначество», курируемом организацией «Согласие», в котором участвуют молодые люди – жители Кабардино-Балкарской республики. Представители разных национальностей в течение нескольких дней живут друг у друга, знакомятся с традициями, бытом. Этот проект, в котором в первый раз участвовало 27 человек, поддержало министерство по делам молодежи КБР, однако затем его свели на «нет» из-за недостатка бюджетных средств. В следующем году активисты «Согласия» намерены вдохнуть в проект новую жизнь. «Куначество — это традиция наших отцов и братьев, оно не нами придумано. Мы постараемся транслировать наш опыт и в другие регионы, в первую очередь, северокавказские», — добавил Хаджимурат Хакуашев.

Более глобальный вопрос – воспитания человека в Исламе – затронул Расул Кубанов, предложив организовать по всей России на местах сеть культурно-просветительских центров, которые бы и занимались воспитанием личности. «Они могут находиться в каждом районном центре региона. Там бы проводилась проповедническая деятельность по горизонтали, то есть непосредственно с населением», — поделился своими идеями представитель коллегии адвокатов.

В связи с этим он остановился и на другой проблеме – адаптации приезжающих после обучения в зарубежных странах выпускников. «Человек приезжает, отучившись 10-15 лет, и видит совершенно другое общество, другие нравы и не может найти подходящие методы, чтобы вести работу», — объяснил Расул Кубанов. Поэтому, по его мнению, необходимы так называемые адаптационные центры, которые занимались бы такими выпускниками. «Иногда мы слышим от религиозных деятелей – вот, студенты отучились и приехали в Россию ваххабистами, экстремистами. Но никто не желает заниматься с этими людьми! А ведь у них есть исламское образование, и значит, они могут принести пользу обществу», — считает адвокат. Их социализацию и интеграцию в современное российское общество можно было бы проводить в созданных культурно-просветительских центрах.

На ремарку коллег о том, что, по сути, таким центрами на сегодня в России являются духовные управления, Расул Кубанов возразил, обратив внимание, что такие активно работающие управления — скорее исключение, чем правило. «У нас свыше 80 регионов в стране, где довольно удручающее положение. Что касается таких культурно-просветительских центров, то нашим управлениям стоит подумать о том, чтобы иметь хорошие общественные крылья, которые сопутствовали работе управления и служили ему опорой и поддержкой».

Тему чуждых идеологий, привозимых в Россию выпускниками каких-либо учебных заведений в арабских странах, продолжил доктор Салим аль-Баянуни. По его мнению, для того, чтобы избежать радикализации студентов зарубежом, во-первых, необходимо правильно выбрать учебное заведение, куда отправляются учиться россияне, а во-вторых, не ограничивать человека учебой в одном университете, направляя в различные арабские страны. Тогда студент будет понимать, что существуют различные школы и взгляды на Ислам.

Говоря о целях ДУМ Мордовии, муфтий Рашид-хазрат Халиков высказал намерение построить мечети во всех селах, где проживают мусульмане. Кроме того, он посетовал и на то, что в регионе нет и медресе. Также муфтий пожелал Расулу Кубанову воспитать в каждом регионе таких же достойных мусульманских адвокатов и юристов. «У нас большая проблема с литературой. Каждый месяц или полгода мы узнаем, что запрещаются исламские книги. Если бы во всех регионах были хорошие юристы, которые могут отстаиваться интересы мусульман, это принесло бы большую пользу», — полагает духовный лидер мусульман Мордовии.

Действительно, прецедентов, когда бы вновь разрешалось распространение и хранение ранее запрещенных книг, в России еще не было. Не считая двух случаев прошедшей зимой, когда адвокаты, оперативно среагировав, не допустили запрета исламской литературы.

Не осталась без внимания и тема даавата, которую поднял активист Духовного управления мусульман Саратовской области Азамат Исмаилов. Он отметил, что зачастую мусульмане занимаются самобичеванием, критикуя себя, отыскивая слабые места в Ибадате (поклонении) и начиная оправдываться в ответ на «наезды» со стороны исламофобов и некорректных СМИ. Но таким способом, к сожалению, невозможно добиться того, чтобы немусульмане услышали мусульман и увидели все прелести религии Ислам. «Это тупиковый путь. В межконфессиональном диалоге мы должны говорить про то, что чем мы можем похвастаться. Мы сможем впечатлить немусульман нашим хорошим отношением с женами, детьми, соседями. Если наши сделки будут честнее, а продукты лучше и полезнее. А для этого мы должны стать крепкими мусульманами», — считает он.

Обсуждая данные вопросы, выступающие также обратили внимание на проблему патриотизма российских мусульман. По мнению участников конференции, на сегодня, к сожалению, немало верующих, которые не считают себя россиянами, несмотря на то, что понятия «мусульманин» и «россиянин» абсолютно не противоречат друг другу. Патриотизм, сошлись во мнении присутствующие, – это не значит, что ты соглашаешься с позицией государственной власти, это значит, что ты проявляешь любовь к своей Родине. И это Сунна.

«Что же это такое? Возврат к язычеству?»

Если первая часть работы «круглого стола» прошла в спокойной атмосфере, то при обсуждении вопроса самоидентичности российских мусульман разгорелся нешуточный спор. Рустам-хазрат Батров высказал мнение, что мечети необходимо разделять по этническому признаку. Эту идею в Татарстане впервые озвучил Валиулла Якупов, заместитель муфтия республики.

«Сегодня у нас на пустом месте создается внутримусульманский конфликт», — начал свое выступление Рустам-хазрат. В Центральную Россию приезжают представители разных национальностей, приходят в мечеть. Татары, которые ее построили, хотят, чтобы проповедь шла на татарском языке. Приезжие просят вести ее на русском. «Один из способов решения проблемы – мечеть должна стать центром не только религиозной, но и национальной жизни различных диаспор», — пояснил он, приведя в пример опыт европейских стран, где действуют арабские, турецкие и т.д. мечети.

Проректор РИУ сравнил такой набор мечетей с газетами, когда в одном издании, как правило, не присутствуют все возможные точки зрения по тому или иному вопросу, но каждая газета продвигает свою определенную идеологию. В итоге мы имеем «винегрет» из разных точек зрения. Аналогично, этнически ориентированные храмы позволят людям, по мнению Рустама Батрова, сохранять связь со своей историей и культурой и не забыть язык.

При этом он отметил, что установки читать проповеди только на татарском языке в Татарстане еще не было. «Это раздула желтая пресса в лице «Ислам.Ru», — отозвался нелестно о самом популярном исламском новостном ресурсе в Интернете Рустам Батров.

Представитель центра «Аль-Васатыйя» доктор Салим аль-Баянуни категорически не согласился с доводами проректора РИУ, отметив, что мечеть придумана для того, чтобы объединять всех мусульман независимо от их языка и национальности, а не наоборот: «Религия – это вершина всего, национальности находятся под ней». Он привел случай из истории жизни Пророка Мухаммада (мир ему), когда посланник Аллаха увидел ссорящихся на почве национализма своих сподвижников и сказал: «О мусульмане! Побойтесь Бога! Что же это такое? Возврат к язычеству? И это когда я среди вас нахожусь, после того, как Аллах указал вам путь к Исламу». «Мечеть «для каждой нации» – это возврат к такого рода розням. Нельзя сравнивать газеты с мечетями, которые выполняют высшую миссию», — обратил внимание Салим аль-Баянуни.

Идею создания таких мечетей нельзя однозначно ни поддержать, ни раскритиковать, считает в свою очередь Расул Кубанов, поскольку в различных регионах России есть моноэтнические села, где проповеди читаются на национальном языке, что вполне логично. Совсем другая ситуация в мегаполисах, где проживают представители многих народов. «У нас для этого есть государственный язык – русский, никто же не сопротивляется, если мы решаем деловые вопросы, говоря на русском», — подчеркнул он.

Рустам-хазрат высказал опасения, что при смешении прихожан «власть» в мечетях, построенных татарами, могут «захватить» представители других национальностей, а затем вытеснить хозяев из храмов.

С этим в корне не согласился один из участников конференции, заместитель муфтия по общественным отношениям Саратовской области Ахмед-хаджи Махметов: «Я не понимаю, как татары вообще могут бояться потерять свое лидерство в исламском российском сообществе? – обратился он к оппоненту. — Мы же не в Европе. Мы все живем на своей земле. Не дай Аллах нам обложиться таким национальным частоколом вокруг мечетей и вывесить национальные флаги. Что тогда будет? Мы потеряем свою молодежь».

Доктор Нидаль эль-Хих, преподаватель саратовского медресе «Шейх Саид» в связи с этим отметил, что «не бывает ни арабского, ни чеченского, ни татарского Ислама – это мы пытаемся придать ему национальные краски. Стратегически неверное решение, серьезная ошибка – разделять мусульман по нации, что рано или поздно приведет к столкновениям. Если мы призываем немусульман уважать нас и принимать наши права как меньшинства, то внутри своей общины мы должны использовать те же принципы», — отметил он.

В защиту Рустама-хазрата Батрова высказался модератор «круглого стола» Марат Салимов, отметив, что Татарстан является особенным регионом, поскольку там проводится целенаправленная политика по развитию Ислама. Однако власти оказывают поддержку не бескорыстно, а взамен на популяризацию татарского самосознания среди прихожан.

В свою очередь столь резкую реакцию саратовских мусульман на предложение Рустама Батрова и ревностное отстаивание необходимости многонациональных мечетей объяснил Азамат Исмаилов: «Пожалуй, наше Духовное управление, наша мечеть благодаря Мукаддас-хазрату Бибарсову, – одна из немногих, где не мононациональный состав».

Черту в этой дискуссии подвел сам муфтий Мукаддас Бибарсов, высказав мнение, что, сколько бы ни обсуждался данный вопрос, этномечетей в России не будет никогда, иначе их появление приведет к гибели народа. «Мое глубочайшее убеждение, что проблему российской самоидентичности такими этнически ориентированными мечети мы не решим», — отметил он. Человек любой национальности должен прийти в мечеть и ощущать себя там как дома, понимать, что он и его братья по вере – это единое целое.

Нурия Рамазанова

Ansar.ru