Контроль над миссионерской деятельностью | ДУМСО

Поиск по сайту

Расписание намазов

Фаджр2.55
Шурук4.35
» Зухр13.15
Аср18.40
Магриб21.20
Иша23.00
(г. Саратов)
на месяц

Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Ссылки

Архивы

Контроль над миссионерской деятельностью

Павел Костылев

От редакции «Русского журнала». В пятницу, 20 ноября, Москва была потрясена страшным известием. Накануне в храме Святого Апостола Фомы был убит священник Даниил Сысоев, известный своей активной миссионерской деятельностью. Немедленно появились первые версии причин преступления. Официальная версия, заявленная органами внутренних дел, гласит, что отец Даниил был убит из-за своей профессиональной деятельности.
Впрочем, существуют и неофициальные версии. Например, лидер ДПНИ Александр Поткин связал смерть отца Даниила с кампанией против националистов, развязанной спецслужбами. Некоторые считают, что к убийству отца Даниила причастны радикальные мусульмане, которые якобы поклялись ему отомстить за критику своих убеждений. Во всех этих хитросплетениях следствию еще только предстоит разобраться.

Ситуацию специально для РЖ комментирует религиовед, главный редактор журнала «Религиоведческие исследования» сотрудник философского факультета МГУ Павел Костылев.
* * *
Безусловно, убийство священника Даниила Сысоева связано с его активной миссионерской деятельностью. Как известно, он активно критиковал религиозные постулаты различных конфессий, прежде всего, ислама. Причем его критика не была конструктивной.

Если апеллировать непосредственно к сложившейся ситуации, то подобные обстоятельства всегда служат основанием для введения каких-то санкций. Но едва ли имеет смысла обращаться к настоящему положению дел: скорее имеет смысл апеллировать к законности и добросовестной работе правоохранительных органов.
Конечно, можно заявить, что вернулись в «лихие 1990-е», когда людей, в том числе и священников, убивали на улицах городов, но это будет не более, чем пропагандистский штамп, ничего не говорящий о реальном положении вещей. Подобного рода ситуации в нетоталитарном обществе всегда были и всегда будут воспроизводиться. Задача государства и общества- минимизировать условия их возникновения. Мы можем ограничить их заведением уголовных дел, нахождением преступников и так далее.

Безусловно, нельзя связывать убийство священника Даниила Сысоева с кампанией против националистов, как пытается всех в настоящий момент убедить лидер ДПНИ Александр Поткин. Едва ли социальный мир настолько прост, что может быть легко описан через теорию заговора. Конспирологические концепции всегда привлекают внимание людей, но когда политические деятели начинают изъясняться конспирологически — это признак болезни политической сферы общества.

Проблема, возможно, в том, что в России отсутствует нормальная государственная религиозная политика. Как известно, кафедрой конфессиональных отношений РАГС было написано два проекта такой политики, но оба варианта не были приняты. В настоящий момент в нашей стране, где официально зарегистрировано более 20000 различных религиозных организаций, нет официальной государственной конфессиональной политики. Можно до бесконечности называть наш мир постсекулярным, но в нем действуют вполне секулярные законы.

Поэтому в настоящей ситуации необходимо обратить внимание на те изменения в законе «О свободе совести и религиозных объединениях», которые появились на сайте министерства юстиции Российской Федерации. В этот закон предлагается внести 18 статью, полностью посвященную миссионерской деятельности. Если бы такой закон был принят уже сейчас, если бы миссионерская деятельность даже наиболее традиционных конфессий была бы поставлена хотя бы под самый минимальный государственный контроль, вполне возможно, что подобное никогда бы не случилось.
Понятно, что церковь, которая воспринимает себя не только как мирская организация, но и как церковь невидимая, сообщество святых и праведников, не может устраниться от миссионерской деятельности. Но поскольку мы живем все же в этом мире, а не в некоторой идеальной реальности, было бы хорошо, если бы эта миссионерская деятельность была бы как-то законодательно ограничена.

Ситуация, когда она безгранична, когда, например, с чисто православной позиции православный священник начинает увещевать мусульман, причем в формате, который едва ли может быть назван политкорректным, чревата потенциальной взрывоопасностью. Иными словами, это убийство можно было предсказать. Оно бы все равно произошло: просто жертвой убийцы стал бы не отец Даниил, а, возможно, какой-то иной священник-миссионер. Бесконтрольность приводит к конфликту, а конфликт — к крови. И здесь ничего не сделаешь.

www.russ.ru