Комментарий к Саратовской исламской конференции | ДУМСО

Поиск по сайту

Расписание намазов

Фаджр4.00
Шурук5.48
Зухр13.15
Аср17.50
Магриб20.03
Иша21.50
(г. Саратов)
на месяц

Апрель 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Архивы

Комментарий к Саратовской исламской конференции

4 декабря 2010 года в Саратове прошла Межрегиональная конференция «Ислам в современном российском обществе. Перспективы межконфессионального и межкультурного диалога», организованная Духовным управлением мусульман Поволжья. Конференций с участием представителей других регионов России и иностранцев ДУМП проводит по 2-3 ежегодно, но именно об этой считаю нужным написать, так как для автора она встала в ряд мероприятий, организованных разными инстанциями, но близкими по тематике и по духу.

На пленарном заседании было 140-150 человек, в большинстве имамы и активисты мечетей Саратовской и Пензенской областей. С приветствием от Правительства области выступил министр общественных отношений
С.К. Авезниязов.

Протоиерей Дмитрий Усольцев передал участникам конференции приветствие от Епископа Саратовского и Вольского Лонгина, а также приглашение на православные «Пименовские чтения», которые состоятся через неделю. Если местные религиозные лидеры православных и мусульман – за сотрудничество, значит и их паства должна жить в согласии между собой.

Гость из далекого Кувейта доктор Салим аль-Баянуни – директор проекта «Аль-Васатыйя» («Умеренность в Исламе») посвятил свое выступление соотношению Веры и Патриотизма: их можно противопоставлять друг другу, но лучше этого не делать. Все видят, что с арабского Востока к нам приезжают разумные и грамотные проповедники мира и добра, а не исламисты-экстремисты.

Марат Абидуллин из СГУ рассказал о виднейших деятелях мусульманской культуры в царской России: Шигабуддине Марджани, Исмаиле Гаспринском, Юсуфе Акчуре. Они на рубеже 19-20 веков призывали мусульман овладевать всеми науками и преумножать их, чтобы мусульманская цивилизация перестала быть средневековым анахронизмом и вновь стала примером для человечества. Книги этих мыслителей переиздаются и изучаются в разных странах. Почему их имена не упоминаются в учебниках по истории России (страны многонациональной и поликонфессиональной)?

Марат Шамильевич Салимов, молодой и энергичный доцент Мордовского университета и руководитель департамента информации ДУМ Мордовии, докладом на тему «Менеджмент в деятельности Духовных управлений мусульман» с новой стороны показал священные тексты: Коран и хадисы содержат множество ценнейших указаний по управленческой деятельности, до чего только недавно стал дорастать современный менеджмент.

Расул Кубанов – член Московской коллегии адвокатов — рассказал о кампании против строительства мечети в Текстильщиках (Москва) и других исламофобских выступлениях, в том числе объявлении «экстремистской» литературой классики мусульманского богословия. По его мнению, нужны более авторитетные экспертные советы, более четкие критерии исследования и более квалифицированные заключения, чем те, что есть сейчас. По нынешним меркам экстремистской литературой можно объявить Священное Писание любой религии, был бы политический заказ.

Рустам-хазрат Батров, проректор Исламского университета (Казань), посвятил свое выступление межконфессиональному диалогу. Этот диалог в одних случаях возможен, в других – невозможен. Верующие не могут отказаться от признания истинности исключительно своей религии. Для Поволжья традиционен ханафитский мазхаб – самый веротерпимый в Исламе. Мудрейший из средневековых мыслителей Абу Ханифа жил в эпоху бурных потрясений и кровавых переворотов. В поисках средства остановить междоусобную вражду он полностью и безукоризненно доказал недопустимость для мусульман вражды к иноверцам. Оспорить его слова не смог никто, но на деле ему следовали не все, к сожалению. Волжские мусульмане были и впредь должны оставаться ханафитами.

Хаджимурат Хакуашев – руководитель Клуба межнационального и межконфессионального согласия (Нальчик) — поделился опытом работы по укреплению мира и взаимопонимания среди молодежи с опорой на вековые традиции кабардинцев, балкарцев и русских.

Затем в мечети был «круглый стол» по обсуждению вопросов, затронутых в докладах. Желали высказаться многие, поэтому выступления были краткие и эмоциональные. В силу заинтересованности и, как я считаю, искренности выступающих, четырех часов для обсуждения было явно мало.

Выводы, к которым пришли все: мусульмане должны быть положительным примером для окружающих в быту и на работе; огромное большинство российских мусульман – патриоты своей страны.

Наиболее дискуссионным оказался вопрос о соотношении религиозной и этнической идентичности. Было признано, что вероучение Ислама едино во всем мире, но на местах существуют особенности в быте и культуре мусульман, которые приносятся и в мечеть. Гость из Татарстана рассказал, что в Казани, в связи с массовой миграцией, значительная часть прихожан – выходцы с Кавказа и из Средней Азии, не знающие татарского языка. Имамы стали произносить проповеди на русском языке, понятном всем. Это вызвало недовольство части прихожан-татар, привыкших слушать проповедь на родном языке. В Казани стала циркулировать идея о возможности чтения проповедей на разных языках в определенных мечетях, то есть, по сути, создания национальных мечетей. Такой опыт есть в Западной Европе: там существуют арабские, турецкие, пакистанские и т.д. мечети. Участники конференции не одобрили данную инициативу. Не должно быть национальных мечетей в одном городе. Проповедь идет на том языке, который понятен всем присутствующим, а молитва во всем мире читается на арабском. В перспективе полиэтничность мечети будет возрастать.

В завершение работы конференции, ее участники, прибывшие из-за пределов области, признали, что саратовские мусульмане по своей активности и инициативности могут быть примером для единоверцев в других регионах. Мероприятие признано интересным и полезным.

Для меня эта конференция предстала продолжением большого разговора о мире и вражде между людьми в нашей общей стране, к которому подключаются все новые участники. Выделю несколько последних эпизодов этого разговора, участником которых я был.

В сентябре этого года Правительство области организовало для работников муниципальных администраций двухдневный семинар в Хвалынске по обсуждению вопросов укрепления межнационального и межконфессионального согласия в области. Все участники (50 человек) компетентно и заинтересованно рассказывали, что межконфессиональных конфликтов и религиозного экстремизма у них в районах нет, но бытовой национализм и ксенофобия есть. Люди, озлобленные неустроенностью и отсутствием перспективы в жизни, готовы выплеснуть агрессию на окружающих. Зачастую объектом агрессии становятся люди другой национальности, мигранты. Напряженность имеет экономические причины, а национализм – ее неадекватное отражение. У местных властей есть желание, но нет возможностей решить многочисленные проблемы сограждан. Как уговорить людей быть добрыми – неизвестно. Эффективность религиозной проповеди вызывает сомнения. У общественных организаций много претензий, но мало авторитета в массах. Практические работники ждут помощи от науки.

В октябре прошло несколько заседаний Ассамблеи народов Саратовской области. Лидеры и активисты 28 национально-культурных организаций заверяли друг друга в миролюбии и законопослушности своих соплеменников в условиях экономического кризиса, жаловались на бездушных чиновников и нехороших представителей правоохранительных органов, не выполняющих своего служебного долга. Все готовы объединить усилия для отстаивания своих прав и укрепления взаимодействия с властями.

В том же месяце в Поволжской академии государственной службы имени П.А. Столыпина состоялась двухдневная научная конференция по проблемам молодежного радикализма. Профессоры и доценты из разных вузов России, Украины, Белоруссии, Эстонии, Южной Осетии и Германии сделали много содержательных докладов и обсудили их. Студенты на конференцию приходили и уходили (у них занятия по расписанию), но было видно, что им интересно и свое слово они вставляли в обсуждение. Были сделаны сообщения о работе молодежных организаций, а также представлены результаты социологических исследований молодежи в разных странах и регионах, в больших и малых городах, а также в сельской местности. Деятельность религиозных и национально-культурных обществ затрагивалась мало. Выводы: молодежь – группа риска, склонная к радикализму и подверженная опасности вовлечения в экстремистскую деятельность. Органам власти и системе образования (играющим роль коллективного Взрослого) следует уделять больше внимания молодежи, чтобы ее радикализм был направлен в нужное русло и не вызвал негативных последствий.

23 ноября в Нижнем Новгороде Аппаратом Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе был организован форум «Молодая политика», посвященный проблемам профилактики национального и религиозного экстремизма среди молодежи. В форуме приняли участие 150 лидеров молодежных отделений политических партий из всех субъектов Федерации, входящих в ПФО. Полпред Президента Г.А. Рапота рассказал присутствующим, что в Поволжье подпольно существуют националистические и религиозные экстремистские организации, чья деятельность успешно пресекается правоохранительными органами. Экстремисты пытаются вовлекать в свою деятельность молодежь, но конструктивно настроенные силы, в том числе молодежные отделения политических партий должны воспрепятствовать этому. Участники форума практически не затрагивали религиозную тематику, сосредоточившись на национальном вопросе. Представители ЛДПР повторяли слова В.В. Жириновского о необходимости упразднения национальных республик. Представители КПРФ считали, что путь решения национальных проблем нужно искать в трудах В.И. Ленина. Представители Единой России призывали всех объединяться для решения общих проблем. Как выяснилось, многим участникам форума доводилось общаться со скинхедами и неофашистами, среди которых не все законченные негодяи, а есть вовлеченные по недоразумению, которых можно вернуть к правильному пониманию того, как надо жить. Все сходились на том, что нужно всерьез изучать политику, историю, экономику, чтобы знать, что делать и быть авторитетами для молодежи.

На всех вышеназванных мероприятиях давалась одна и та же оценка нашей российской действительности и ее проблем. Люди говорили одни и те же правильные слова и фразы. Если бы перемешать записи выступлений (которых на самом деле нет) на всех собраниях, можно было бы подумать, что все это говорилось в одном месте, в одно время.

На самом деле сообщества, порознь обсуждавшие общую для всех и, даже больную для многих, тему, слабо связаны друг с другом. Они не объединяют усилия, подвержены влиянию всем известных негативных стереотипов, существующих в обществе, правда, употребляемых «за глаза». Приведу примеры того, что сам слышал неоднократно.

Чиновники – «некомпетентные бездельники, жирующие за счет народа»;

Преподаватели вузов – «оторваны от реальной жизни, а экзамены и зачеты ставят только за взятки»;

Руководители национально-культурных обществ – «этнические мафиози»;

Молодежь – «наркоманы».

Но больше всего достается мусульманам, они – «мракобесы-фанатики, угнетают женщин в своих гаремах и заставляют их становиться террористками-самоубийцами».

За очень небольшим исключением приведенные популярные характеристики ложны. У всех перечисленных категорий наших людей общее, единое понимание того, что такое хорошо и что такое плохо.

Разгул бытовой исламофобии базируется на невежестве и дезинформации. В советские времена сплошного религиозного индифферентизма исламофобия мне не встречалась. Зато в последние десять лет приходилось слышать: «Как, в Саратове есть мечеть? Почему ее не прикроют? Куда смотрят власти?», или «Ты бывал в мечети? Как тебе удалось выбраться оттуда живым?». Без всяких шуток, так говорили взрослые и, подчеркиваю, вполне нормальные люди. Что знала основная масса наших сограждан об исламе? Один урок истории в 6 классе. Одна лекция на «научном атеизме» в вузе. А потом по телевизору: «Душманы – моджахеды – шахиды – Басаев – Буденновск – Хаттаб – отрезанные головы – 11 сентября –Усама Бенладен – Аль-Каида – Норд-Ост – Беслан – джихад – ваххабиты – теракты – шахидки» – по десяткам каналов, днем и ночью, с обязательным дополнением – «ислам, мусульмане».

Что могут противопоставить этой массированной психической атаке мусульмане? Все время оправдываться: «Это не мы. Мы хорошие»? Нынешняя исламофобия – тяжелое испытание для наших мусульман, несправедливое и оскорбительное. Мусульмане выйдут из него с достоинством. У них много потенциальных союзников в деле улучшения жизни в нашей стране. Общие цели проясняются и взаимопонимание обязательно придет.

В.В. Семенов, этнополитолог.

Ansar.ru