Исламский проект для нового мира | ДУМСО

Поиск по сайту

Расписание намазов

Фаджр5.20
Шурук7.00
» Зухр13.09
Аср17.14
Магриб19.13
Иша20.53
(г. Саратов)
на месяц

Март 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Ссылки

Архивы

Исламский проект для нового мира

Мусульмане искали в Саратове смысл жизни и мечтали об учебниках

Юлия Шишкина

«Поздравляем с праздником!» — говорили, здороваясь друг с другом, гости и участники. Так оживлённо, с ожидания чего-то значительного, началась в минувшую субботу в СГСЭУ межрегиональная научно-практическая конференция «Исламское просвещение в России: история и перспективы».

Приехали муфтии, учёные, специалисты по вопросам и религии и образования из Москвы, Мордовии, Волгоградской, Самарской, Пензенской областей, Башкирии — на пленарном заседании зал был полон. За столом президиума рядом оказались имам Духовного управления мусульман Поволжья Мукаддас Бибарсов, депутат областной думы Андрей Россошанский, министр регионального развития области Павел Беликов, проректор Саратовской православной духовной семинарии протоиерей Дмитрий Полохов.

Все они — и депутат, и министр, и православный священник — назвали исламское просвещение безусловной ценностью. Она — в духовно-нравственном воспитании детей, в традициях взаимоуважения, в противостоянии социальным порокам общества.


Российские мусульмане — не пришельцы

Мукаддас Бибарсов не стал говорить общие слова, перечислять успехи и достижения, а довольно резко, критично, а где-то и самокритично, высказался о современном мусульманском сообществе:

«Конечно, мы будем говорить о том, где взять учебники и кто будет преподавать основы исламской культуры в школах, но не это главное. Меня больше пугает безразличное отношение детей и родителей. Исламская модель семьи основана на уважении и заботе, любви к детям. Сегодня этой не материальной, а реальной родительской любви и заботы детям не хватает».

Сказал он и о школе, о том, что без серьёзного образования нет будущего, о том, что нужно поднять статус, авторитет учителя, повышать уровень преподавания, улучшать материальные условия, платить учителям достойную зарплату.

Имам напомнил про сложную ситуацию на Северном Кавказе, в Дагестане: «Каждый день внутри мусульманской общины растёт озлобление людей, идёт раскол». Одной из причин раскола Бибарсов считает низкий уровень образованности мусульман, которые и сеют смуту.

Перечислил и социальные пороки мусульманского общества: высокий уровень разводов, большое количество брошенных детей, незнание традиций. Довольно резко обратился Бибарсов к состоятельным мусульманам: «Я хочу спросить вас, братья мои, кому вы оставите своё состояние? С кем будут ваши дети? Когда мы обращаемся к некоторым нашим бизнесменам, у них такие лица, как будто делают одолжение! Это вы должны прийти и сказать: помогите нам реализовать этот проект! Российские мусульмане — не пришельцы. Мы — коренное население. Наши предки жили здесь тысячелетиями. Это понимание должно давать импульс и силу».


Если Саратов станет пустыней

Глобальное, философское толкование проблемы просвещения дал Шамиль Султанов, политолог, глава Центра стратегических исследований «Россия — исламский мир». Он задался вопросом о смысле жизни. Политолог напомнил, что в СССР была система, которая обозначала свой смысл жизни советского гражданина. В современной России смысл жизни непонятен, нет государственной идеологии. Существующие социальные проблемы — наркомания, алкоголизм, большое количество брошенных детей и др. — связаны с вопросом «зачем я живу?». Найти ответ без привлечения мусульманских интеллектуалов интеллигенции невозможно, считает Султанов.

Ислам может сыграть свою положительную роль в решении проблемы социальной несправедливости, сказал политолог. У мусульман есть своя система социальной справедливости, основанная на принципах закята (налог в пользу бедных).

«Закят — это система морали, по которой Аллах даёт человеку богатство, достаток во временное пользование, поэтому закят должен платить каждый мусульманин. Это его долг перед Аллахом. Проблема закята должна стать центральной в исламском просвещении», — сказал Султанов.

Султанов уверен, что лет через 15 человечество будет жить в новом мире, и экономический кризис — начало этих изменений. В мире остро встанет проблема нехватки питьевой воды, глобальные изменения климата будут таковы, что Саратов через 15–20 лет окажется в центре пустыни, обострится борьба за полезные ископаемые, продолжится гонка вооружений, встанет угроза термоядерной войны.

«Есть ли у нас, у мусульманского сообщества, с учётом этих прогнозов, свой проект? У мусульман должна быть своя картина мира».


Взять пример с патриарха

Ринат Мухаметов, заместитель главного редактора информационного канала, руководитель информационно-аналитического отдела портала «Ислам.Ру», кандидат политических наук:

— За последние 15–20 лет исламская активность приобрела такие нездоровые формы (я имею в виду события на Кавказе, которые подают «под исламским соусом») и пробуксовывала именно потому, что не хватало просветительской работы, знаний — не только религиозных, но и гуманитарных, юридических, научных.

Вот в США, где последние 15 лет тоже развивалась мусульманская община, велась активная просветительская работа, поэтому и ситуация изменилась кардинально. В России же был упор на религиозное направление (возрождение медресе и т. д.), а сейчас пришло время развивать гражданское просвещение.
Например, взаимодействие со СМИ. В Саратове, неплохо налажены эти контакты, в других регионах дело обстоит гораздо хуже. С журналистами не то что не общаются, их избегают! В общинах нет специалистов, которые могли бы пресс-релиз грамотно написать, дать пояснения. Да по-русски порой не говорят! Нужно готовить таких людей — организовать курсы, приглашать известных людей, специалистов, чтобы они «натаскивали» исламских активистов на эту работу.
Ведь как бывает: приходит журналист в мечеть, а там никому дела до него нет. Он и пишет о том, что в Интернете найдёт. А потом говорят, журналисты плохие, гадости пишут. Да нет такой проблемы, просто работать надо с людьми.

К сожалению, среди мусульман можно по пальцам пересчитать людей, которые, например, могут выйти на центральное телевидение и свободно и грамотно выразить точку зрения мусульман. В православии несравнимо больше таких спикеров от церкви, которые владеют светским языком, умеют изъясняться.
Мусульманам нужно обязательно взять пример с представителей православия. Посмотрите, что сделал патриарх Кирилл. Он, ещё будучи митрополитом, наладил работу со светской интеллигенцией. Стал привлекать учёных, журналистов — не духовенство, а людей с православным мировоззрением. Ислам вещи такого рода должен был делать уже давно.

Правозащитная линия тоже важна. Нужны грамотные юристы со знанием исламской культуры. А то книги исламской тематики запрещают, совершенно не зная, о чём они!

Социально-благотворительная работа также нуждается в развитии. Наши мечети должны стать центрами помощи для нуждающихся, обездоленных. Мечети могут выполнять функции кадровых агентств для тех, кто ищет и предлагает работу, здесь же бизнесмены смогут найти партнёров по бизнесу. А пока мечеть — это место, где человек лишь может помолиться.


С кадрами — катастрофа!

Алексей Малашенко, доктор исторических наук, ведущий эксперт Московского центра Карнеги:

— Я давно занимаюсь темой ислама. Проблема образования и просвещения — одна из центральных тем. Это тема самосохранения и самовыживания. Только лет 7–8 назад началось хоть какое-то оживление в исламском образовании. И когда мне говорят, что всё очень плохо с исламским образованием и воспитанием, я отвечаю, что могло быть хуже. Этим надо жить, это очень долгий процесс.
К этому надо относиться так, как это делает Мукаддас Бибарсов. Я много лет знаю Мукаддаса, и его энергия меня всегда поражает. Сейчас, выступая с трибуны, он критиковал себя, коллег, но ведь и сделано немало. Помню, как в начале 90-х у него в кабинете висела карта развития ислама в Саратовской области, и он рисовал мне план новой мечети. Сделал же!

Просвещение — не мечеть, это больше и дольше. Главное — запустить механизм. Бибарсов одновременно запускает машину и создаёт мотор. В некоторых регионах этот процесс выглядит как кампания. Я езжу по городам и вижу — некая кампанейщина в этом иногда присутствует. В вашем регионе не так.
Главное сейчас — кадры. С ними — катастрофа! Нужны преподаватели, которые учили бы исламу, его истории, знакомили бы с существующими интерпретациями ислама, с исламским богословием, юриспруденцией, с шариатом. Всё это для того, чтобы у человека сложилось более-менее общее представление об исламе.
Если сейчас у меня спросят, кого я могу порекомендовать для преподавания уроков основ исламской культуры в школах, я назову от силы двух-трёх человек. Прийти в школу и говорить о том, что вычитал в Интернете, — это очень просто. Ещё раз повторюсь: этим надо жить.


Учебников нет, но надо готовиться

Более предметно о преподавании исламской культуры в общеобразовательной школе говорили в тот же день на семинаре. Известно, что в ноябре 2009 года было опубликовано распоряжение правительства РФ об апробации учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» в 19 регионах России.
Саратовская область в число пилотных не вошла, но преподаватели саратовской татарской гимназии написали свою программу факультативного курса «Основы исламской культуры» для 4–11 классов школы.

Школьных учебников по этому курсу в России нет, поэтому изучили всё, что обнаружили: опыт школ Альметьевска, где ведётся аналогичный курс этических бесед, учебник 8-го класса школ Мордовии, учебник для учителей «Исламоведение», познавательные книжки для малышей, тематические интернет-сайты и электронные книги. Факультатив рассчитан на 32 часа в год — один урок в неделю. Занятия строятся в виде поучительных историй о жизни пророков, бесед о нравственных ценностях, о намазе, истории ислама.

Преподаватель истории татищевской школы Эльвира Толочкова попросила саратовских учёных, присутствовавших на семинаре, написать учебник по данной тематике для школьников. А уже созданный факультативный курс может стать подспорьем.

Жаркие эмоции вызвал разговор о том, кто будет преподавать новый предмет. Мусульмане беспокоятся, не наберут ли людей с улицы, которые понятия не имеют об исламе. «Какой бы ни был хороший учебник, но откроет его тётя с улицы и даст свои комментарии. Что же это будет?» Сообща погрустили о том, что нельзя привлекать специалистов из медресе и эта роль будет отдана обычным школьным учителям. Прозвучали предложения давать учителям специальную лицензию на преподавание основ исламской культуры.

Поговорили о соответствующей переподготовке учителей. О том, что не надо ждать, когда курс «Основы религиозных культур и светской этики» сделают обязательным для всех школ страны, а уже сейчас организовать курсы для саратовских учителей.

Газета недели в Саратове