Война после войны | ДУМСО

Поиск по сайту

Расписание намазов

Фаджр3.18
Шурук5.18
» Зухр13.04
Аср18.19
Магриб20.45
Иша22.25
(г. Саратов)
на месяц

Август 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Архивы

Война после войны

Администрация Барака Обамы отказалась от термина «глобальная война с терроризмом», поскольку слово «война» неверно представляет характер террористической угрозы для Соединенных Штатов. Об этом сначала сообщила министр национальной безопасности США Джанет Наполитано в опубликованном 30 июня с.г. интервью британской газете «Financial Times». А 6 августа с.г. старший помощник президента США Барака Обамы по противодействию терроризму Джон Бреннан заявил об отказе от концепции «войны с терроризмом», выступая в Центре стратегических и международных исследований (Вашингтон).

Но первым фактически отказался от лейбла мировой политики начала XXI века сам Обама. В своей инаугурационной речи он попытался опровергнуть устойчивое мнение большинства мусульман мира о том, что «война с терроризмом» — это по сути «война против ислама». В каирской речи Обамы 4 июня с.г. это опровержение имело уже ключевое, идеологическое значение.

Надо отметить, что «война с терроризмом» была неразрывно связана с другим лозунгом — «продвижение демократии». В этой связи нельзя не согласиться с теми аналитиками, которые считают, что прекращение (или хотя бы дистанцирование от) войны с терроризмом подразумевает отказ от риторики продвижения демократии.

О необходимости смены лозунгов при конструировании другого типа американской внешней политики в США говорили и до прихода Обамы. Еще в 2006 году Фрэнсис Фукуяма (США) в книге «Америка на распутье: демократия, власть и неоконсервативное наследие» писал, что разговоры о Четвертой мировой войне и глобальной войне против терроризма должны прекратиться.

Другой известный американский политолог Фарид Закария в своей книге «Постамериканский мир» (2008) пишет, что «Америка превратилась в страну, охваченную страхом, озабоченную терроризмом и странами-изгоями, мусульманами и мексиканцами, иностранными компаниями и беспошлинной торговлей, иммигрантами и международными организациями. Самая сильная страна в истории человечества сейчас видит себя осажденной крепостью, которую пытаются взять неподконтрольные ей силы. Администрация Буша сделала очень много, чтобы сложилась именно такая ситуация, но это явление, которое не объясняется решениями одного президента. Слишком многие американцы попались на риторику страха». (Не случайно эта работа Закария стала одной из любимых книг Обамы).

Риторика страха оказала свое воздействие на американское общество. Американцы вовсе не считают, что они теперь лучше защищены от террористических актов, несмотря на все чрезвычайные меры, предпринятые во имя того, чтобы у них возникло такое ощущение. В ходе серии опросов, проведенных исследовательским центром Pew, их организаторы спрашивали, что думают американцы по поводу возможностей террористов нанести удар по США после событий 11 сентября. В августе 2002 года 39% опрошенных заявили, что возможностей у террористов столько же, 34% сказали, что эти возможности уменьшились, а 22% — что увеличились. В 2009 году это соотношение мнений изменилось: 44, 35 и 17% соответственно. Таким образом, спустя восемь лет явное большинство по-прежнему считает, что возможности у террористов для нанесения удара по США остались такими же или увеличились («Guardian», 17.07.2009). И к этому есть все основания: за период «войны с терроризмом» произошло десятикратное увеличение в ежегодных террористических атаках.

Хорошо. Будем считать, что война с терроризмом окончена. Но что придет ей на замену? Борьба? Противодействие? Это ведь просто игра в термины. Ведь проблему терроризма никто не устранил. В той же каирской речи Обама заявил, что «Америка не ведет и никогда не будет вести войну с исламом. Тем не менее, мы будем неустанно бороться с воинствующими экстремистами, которые представляют собой серьезную угрозу нашей безопасности». А под «воинствующими экстремистами» Обама в этой речи имел в виду вновь Аль-Каиду и талибов, которых совсем недавно Буш называл «международными террористами».

Поверил ли исламский мир заявлениям Обамы? Вряд ли. Исламский мир неоднороден. И многое оттуда видится совсем в ином свете, нежели того хочет Обама. Например, согласно опросам, проведенным в Египте, 85% граждан считают, что Запад находится в состоянии войны с исламом. Даже дружественные США силовики Пакистана весьма критично реагируют на попытки Обамы выстроить новые конструкции «дружбы с исламом» и «борьбы с исламскими экстремистами». Показательна в этом смысле статья «Демон Аль-Каиды» отставного генерала — инспектора полиции Гулама Асгар Хана в одной из центральных СМИ Пакистана «Nation» от 1 июля с.г. Подробно описывая историю возникновения Аль-Каиды и роли в этом ЦРУ, генерал пишет: «Аль-Каида была не больше, чем страшилкой, придуманным невидимым и несуществующим привидением, которым можно пугать детей и неискушенную общественность. Аль-Каида стала для США оправданием для бесконечной войны с террором. Она является частью глобальной политики США по совершению ложных атак, подобных 11 сентября, взрывам на Бали, в Мадриде, Лондоне и Бомбее, которые дают Вашингтону предлог вмешаться, чтобы «спасти и защитить» мировое сообщество от свирепствующего терроризма, который на самом деле был сотворен самими Соединенными Штатами». Надо сказать, что в самих США среди теоретиков контртерроризма в последнее время ведется жесткая дискуссия по поводу Аль-Каиды. Одни считают, что радикальные группы проводят теракты безо всякого руководства со стороны Аль-Каиды, которая вытеснена на обочину исторического процесса. Другие, напротив, утверждают, что оперативное ядро Аль-Каиды по-прежнему контролирует и командует разрозненными группами. Себастиан Горка (Национальный университет обороны США) полагает, что Аль-Каида деградирует с точки зрения действий, но находится на идеологическом подъеме(» Foreign Policy » от 10 августа 2009 г.).

Что касается Талибана, то упомянутый пакистанский генерал дает весьма красноречивое описание нынешней ситуации противоборства США с Талибаном: «Стратегия Талибана — это стратегия терпения. Они проводят классическую «войну блохи», заставляя своих врагов испытывать невыгодное положение собаки: слишком большое пространство, которое необходимо защищать от слишком маленького, вездесущего и проворного врага. Если война продолжится достаточно долго, собака непременно станет жертвой изнеможения. Часто цитируемый постулат Талибана звучит следующим образом: «У американцев могут быть часы, но у нас есть время».

Афганистан — кладбище империй

Пакистанский генерал во многом прав. Время идет, а ситуация в Афганистане только ухудшается. По данным командования международных сил, число террористических актов и нападений в Афганистане с начала текущего года увеличилось более чем на 50%.

Войска США понесли в июле самые крупные потери в Афганистане за все 8 лет военной кампании. По меньшей мере 43 американских солдата ( а всего-56 погибших от коалиции) погибли в Афганистане за июль с.г. До этого самым неудачным был сентябрь 2008 года , когда погибли 28 американских военнослужащих (46 погибших от коалиции).

Две трети потерь коалиции приходится на самодельные взрывные устройства (СВУ). Многие бомбы талибы делают с применением подручных средств — таких, как удобрения и дизельное топливо.

В Афганистане по-прежнему растет число жертв среди мирного населения. За первые шесть месяцев 2009 года в этой стране в результате вооруженных действий и террористических актов погибло 1013 гражданских лиц. Это на 24 процента больше, чем за тот же период 2008 года. Об этом сообщается в новом докладе, представленном Миссией ООН по содействию Афганистану в конце июля т.г. При этом две трети погибших — жертвы насилия со стороны повстанцев и террористов, в том числе движения «Талибан», а треть — жертвы военных операций национальных и международных сил безопасности.

Эксперты ООН обеспокоены неизбирательным применением силы со стороны правительственных войск и сил международной коалиции — в частности, в ходе воздушных обстрелов. В первые шесть месяцев 2009 года было зарегистрировано 40 инцидентов, связанных с неизбирательными воздушными обстрелами, совершенными международными силами коалиции. В результате таких актов погибло 200 мирных граждан Афганистана.

«The Wall Street Journal» от 23 июня с.г. сообщает, что США пытаются кардинально перестроить всю систему борьбы с талибами. Новый американский командующий в Афганистане завершает радикальный пересмотр тактики боевых действий, после которого американским солдатам, оказавшимся в густонаселенных районах, будет предписано при обстреле покидать зону боестолкновения, чтобы избежать потерь среди мирного населения, утверждают чиновники военного ведомства США. Исключения будут делаться в тех случаях, когда под угрозой окажется жизнь американских, натовских и афганских военнослужащих. «Если американские солдаты опасаются, что противник может ворваться на их позиции, или что они окажутся не в состоянии покинуть зону боестолкновения без чрезмерного риска, или должны эвакуировать раненых, инструкции позволяют им вызвать поддержку с воздуха».

Весьма странные инструкции, которые, с одной стороны, связывают руки в борьбе с талибами, а, с другой, позволяют весьма широко трактовать поводы для авиаударов. Сейчас за каждого погибшего американского солдата афганцы расплачиваются жизнями в среднем двадцати мирных граждан.

Проблема борьбы с террористами в Афганистане заключается и в том, что по мнению многих экспертов европейцы желают уйти от войны с талибами, а Белому Дому не остается ничего иного, кроме как, увеличивая свои силы, часто в одиночестве нести все бремя военных действий с террористами, афганскими мятежниками и иностранными наемниками.

Европа вообще является главным звеном, психологически ослабляющим борьбу с терроризмом, поскольку такие европейские государства как Великобритания и Германия называют организацию прямых переговоров с талибами основным элементом окончания войны.

Как пишет известный эксперт по Афганистану Хомаюн Кадири, «европейцы сомневаются в успешном завершении афганской компании и открыто заявляют, что «Талибан» является движением сопротивления афганцев иностранному вмешательству. Теория «Афганистан — кладбище империй» усиливает их страхи перед талибами и их природной воинственностью».

Пакистан — новый главный фронт

Несмотря на всю сложность ситуации в Афганистане, многие военные и гражданские аналитики полагают, что основной фронт борьбы с терроризмом перемещается в Пакистан. Ситуация осложняется тем, что Пакистан — ядерная страна. Еще 16 мая с.г. итальянская «La Stampa» сообщала, что Вашингтон изучает вариант блицоперации по защите пакистанского ядерного потенциала. 12 августа с.г. британская The Times , cсылаясь на доклад американской Военной академии в Уэст-Пойнте , сообщила , что за последние два года террористы нападали на три военных ядерных объекта Пакистана: на один из главных заводов в по сборке ядерного оружия в г.Вах — в августе 2008 года; на склад ядерного оружия в Саргодхе — в ноябре 2007 года ; на ядерную авиабазу в Камре — в декабре 2007 года.

Опасения, что атомные заряды могут оказаться не в тех руках, вынудили Вашингтон предоставить Исламабаду 100 миллионов долларов для обеспечения безопасности арсеналов (по данным разведслужб США, от 80 до 100 боеголовок). Угрозу представляют не только талибы, развернувшие наступление в направлении столицы, но и Аль-Каида и джихадистские группировки. Администрация Обамы готовится к худшему, разрабатывая план блицоперации с целью защиты ядерных арсеналов Пакистана. Согласно имеющимся данным, операцию поручено провести Объединенному командованию по спецоперациям, базирующемуся в Форт Брегге, в Северной Каролине.

Помимо обеспечения безопасности ядерного оружия в Пакистане драматические события разворачиваются в Южном Вазиристане. В районах полосы пуштунских племен талибы оказывают яростное сопротивление армейским подразделениям Пакистана.

Пепе Эскобар — журналист и экстремальный путешественник, много лет освещающий события войны в Афганистане, пишет в своих последних статьях, что новый этап в планируемых Обамой «чрезвычайных заморских операциях», заменивших «глобальную войну с терроризмом», подразумевает не только удар по пуштунской Северо-Западной Пограничной провинции Пакистана, но и удар в Белуджистане.

Стратегически Белуджистан является «устьем»: здесь сходятся восток Ирана, юг Афганистана и имеется прямой доступ к трем портам на Аравийском море, включая расположенный на его территории Гвадар. Белуджистан фактически прикрывает вход в Ормузский пролив.

Мечтой Вашингтона, считает Эскобар, является превращение Гвадара в новый Дубай, тогда как для Китая он важен как порт энергоносителей и военно-морская база.

О том, насколько важным является белуджистанский вопрос для США, свидетельствует доклад «Белуджский национализм и политика энергоресурсов: меняющийся контекст сепаратизма в Пакистане», подготовленный Робертом Вирсингом из пентагоновского Института стратегических исследований.

Согласно докладу Китай в регионе должен быть обязательно изолирован, поскольку порт Гвадар, построенный для транспортировки иранского газа через Пакистан, может быть использован китайцами для военного контроля над Аравийским морем и Индийским океаном. Единственный приемлемый сценарий для Пентагона — взять Гвадар под контроль (см. Интернет-сайт «Война и мир»).

Ирак — покинутые города

1 июля с.г. завершился вывод американских войск из иракских населенных пунктов. Войска ушли из городов, но не ушли из Ирака. Около 130 тыс. человек переместились на «передовые оперативные базы». 10 тыс. американских военнослужащих остались в качестве советников при иракских частях и подразделениях. Пентагон готовит размещение в Ираке четырех «советническо-помогающих» бригад численностью 14 тыс. человек, адаптированных к новым задачам. Эти бригады могут обеспечивать весь спектр боевых операций .Кроме того, армия США ушла из городов, но продолжает патрулировать в сельских районах.

Осуществлен по сути псевдоуход как пиар-акция, которая должна убедить мир, во-первых, в том, что Обама держит слово, и, во-вторых, в том, что ситуация в Ираке стабилизировалась.

Пока статистика погибших в Ираке играет на Обаму: в июле после вывода войск из городов число погибших составило 275 человек, а в июне — до вывода погибло 437 человек.

Администрация Белого Дома уже заявляет о победе «плана Обамы» в Ираке. Но терроризм не исчез, по-прежнему гремят взрывы у мечетей, совершаются нападения на полицейские участки. Повседневной практикой остаются похищения людей с целью получения выкупа. И потом, один месяц — не показатель.

Иранский пасьянс

Отмена «войны с терроризмом» не означает изменения отношения США к ядерной программе Ирана. Обама сначала протянул Ирану руку, потом поставил под сомнение законные выборы иранского президента. В итоге результаты выборов со скрипом признаны США. Но это не изменило игру США в злого и доброго полицеского. Байден успел дать «зеленый свет» Израилю на бомбардировки иранских ядерных объектов. Четкого видения ситуации здесь, по всей видимости, нет. Об этом красноречиво свидетельствуют озвученный на Радио Свобода 26 июня с.г. доклад Центра ближневосточных исследований Института Брукингса, в котором рассматриваются все возможные варианты развития событий в Иране.

Первый вариант политики назван политикой убеждения. Это политика администрации Обамы. По существу это политика кнута и пряника. Эта политика основана на выводах некоторых экспертов по Ирану, полагающих, что угрозами от Ирана позитивной реакции не добьешься, что кнут не создает стимулов для Ирана, а потому надо проводить политику одних пряников. Проблема в том, что сторонники жесткой линии в Иране неизбежно объявят это своей победой. Их довод заключается в том, что окружающий мир нуждается в Иране больше, чем Иран в окружающем мире, и если проявить твердость, Ирану позволят делать все, что ему угодно. И отказываясь от любых форм давления, отказываясь от санкций, отказываясь от кнута, который неотделим от политики убеждения, мы даем Ирану возможность продолжать программу ядерного вооружения.

Авторы доклада считают возможным и военное решение проблемы. «Разумеется, не всех интересует этот по преимуществу дипломатический подход к Ирану. Поэтому мы решили также рассмотреть три военных сценария. Первый сценарий — это вторжение. Идея заключается в том, что мы разом решаем все разнообразные проблемы, связанные с Ираном. Сделать то же самое, что мы сделали в Ираке и Афганистане: вторгнуться в страну, свергнуть режим, ликвидировать ядерную программу и начать с самого начала». Но, отмечается в докладе, Вашингтон не готов затевать третью войну. Бесперспективным считается в докладе вариант массированных бомбардировок Ирана, опасным и непредсказуемым — сценарий израильского нападения на Иран (кстати, 7 августа с.г. кувейтская газета «Аль-Джарида» сообщила со ссылкой «на находящегося в Иерусалиме американского дипломата, пожелавшего сохранить анонимность», что Израиль собирался нанести авиаудары по иранским ядерным объектам во время беспорядков в Иране после президентских выборов в июне с.г.). Рассматривается в докладе и вариант военного переворота: «Мы также анализировали возможность военного переворота. Мы пришли к выводу, что в конечном счете тут ничего невозможно предсказать, потому что вы пытаетесь вступить в контакт с людьми в другой стране, офицерами, которые представляют собой замкнутую касту, и наши возможности контролировать их и влиять на них весьма ограничены».

И, наконец, обсуждался вариант поддержки повстанческого движения. «Еще одна идея, которая определенно имеет много сторонников в Вашингтоне, — это поддержка каких-нибудь повстанцев. Как многие из вас знают, организация «Муджахеддин-аль-хальк» хотела бы, чтобы Соединенные Штаты использовали для этой цели ее. Однако нам требуется дееспособная повстанческая организация с широкой опорой по всей стране. В Иране нет организации, которая отвечала бы обоим критериям».

Развитие событий в Иране — непредсказуемо. Любой из приведенных выше вариантов действий может быть реализован в зависимости от развединформации о реальных сроках готовности ядерного оружия Ирана. Причем, эта «развединформация» может быть сконструирована под определенный политический заказ. Пример тому — «достоверные разведданные», которые легли в основу начала войны в Ираке. В июле-августе с.г. вновь валом пошла развединформация о ядерном оружии Ирана.

О том, что Иран близок к созданию своей ядерной бомбы, в середине июля написала немецкая Stern. В частности, она привела слова экспертов разведслужбы Германии BND, заявивших, что Тегеран получит первую ядерную бомбу в течение полугода и что сегодня он располагает уже 1,3 тонны обогащенного урана.

«Иран готов приступить к созданию ядерного оружия и ждет только одобрения верховного лидера исламской республики аятоллы Али Хоменеи», — сообщила 3 августа с.г. британская газета Times со ссылкой на источник в разведке США. По данным экспертов американской разведки, Иран приостановил разработку ядерной программы в 2003 году из-за угрозы вторжения вооруженных сил США в соседний Ирак.

С момента одобрения верховым лидером, которое необходимо для начала создания ядерного оружия, до завершения процесса обогащения урана пройдет шесть месяцев, и еще полгода потребуется на сборку самой боеголовки, отмечает британское издание.

Примерно такие же сроки озвучили в СМИ 4 августа с.г. и израильские разведслужбы.

В те же дни, когда пришли эти новости, Reuters сообщило, что военное ведомство США намерено ускорить постановку на вооружение авиабомб МОР (Massive Ordance Penetrator), которые также известны как «разрушители бункеров». Неядерная авиабомба, масса которой составляет около 13,6 тоны, предназначена для разрушения укрепленных сооружений, находящихся на большой глубине под землей. На данный момент, как отмечает агентство, программа находится на стадии испытаний нового вооружения. Если американские конгрессмены согласятся выделить на нее дополнительные средства, бомбардировщик-невидимка В-2 сможет применять ее уже в июле 2010 года, сообщил представитель ВВС США Энди Борланд.

Смена лозунгов и реальность

«Война с терроризмом» окончена, но сразу после этого заявления США начали самую масштабную военную операцию в Афганистане, в которой участвует более 4 тыс. американских военнослужащих.

«Война с терроризмом» окончена, но бюджет Пентагона на 2010 год увеличен на 2 млрд. долларов.

«Война с терроризмом» окончена, но 24 июня с.г. Обама подписал закон о выделении дополнительно 106 млрд. долл. на продолжение боевых действий в Афганистане и Ираке на период до 1 октября 2009 года.

«Война с терроризмом» закончена, но численность сухопутных сил США будет увеличена на 22 тыс. и составит к 2012 году 569 тыс. человек.

Наземным силам поставлена цель обеспечить постоянную дислокацию 10 бригад за границей и еще 10 — в резерве в состоянии, близком к боевой готовности, параллельно обучая их.

«Война с терроризмом» закончена, но в конце июля стало известно, что Обама отсрочил публикацию доклада о закрытии тюрьмы в Гуантанамо. Правительственной комиссии нужно еще полгода для работы над документом. На полгода продлен и срок подготовки доклада о пересмотре практики допроса подозреваемых.

Обама думал, что иностранные лидеры согласятся принять по его просьбе бывших узников Гуантанамо. Но, как пишет «Новое русское слово» (США), «бывших афганских боевиков оказалось пристроить сложнее, чем ядерные отходы».

***

Обаму и его команду называют реалистами. Они действительно реалисты. И прагматики.

В условиях глобального кризиса, когда американская экономика и финансовая система серьезно пошатнулись, в условиях поднимающейся волны радикального антиамериканизма в голодающих странах Африки, Азии, Латинской Америки, Обама пытается «смягчить» ситуацию, сменить воинственную терминологию, провести показательные акции миролюбия. Но реалисты на то и реалисты, что они никогда не будут реально жертвовать национальной безопасностью США и своими гегемонистскими устремлениями во имя неких абстрактных провозглашаемых ценностей.

Владимир Овчинский

ЗАВТРА

Читайте по теме:

  1. Обама: война в Афганистане будет сложной и длительной
  2. Военнослужащие США совершают до 270 изнасилований в месяц
  3. Американизация войны в Афганистане
  4. Под ударами американских бомб гибнут дети и мирные жители
  5. Афганский излом пройдет через НАТО?